Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Страница 4 из 7 ПерваяПервая 1234567 ПоследняяПоследняя
Показано с 46 по 60 из 96

Тема: Секты и методы вербовки

  1. Цитата Сообщение от Марго Посмотреть сообщение
    Моя мама реагировала точно так же, но она лютеранка, а я православная. Но время прошло, мама успокоилась, хоть изредки и называет нашу церковь сектой. А я не сержусь на нее, иду себе потихонечку своей дорогой.
    Сочувствую Вам!Главное не принадлежность к "правильной" деноминации, а сохранение любви к Богу и ближнему(по тому узнают, что вы Мои(Иисуса) ученики если будете иметь любовь между собой).

  2. Цитата Сообщение от колос Посмотреть сообщение
    Сочувствую Вам!Главное не принадлежность к "правильной" деноминации, а сохранение любви к Богу и ближнему(по тому узнают, что вы Мои(Иисуса) ученики если будете иметь любовь между собой).
    В этих двух заповедях весь закон.И конец размышлениям!

  3. Завсегдатай
    Регистрация
    09.06.2008
    Адрес
    SP

    Пол
    Сообщений
    670
    Записей в дневнике
    2
    Чем отличается церковь от секты?
    Думаю тем, что секта без ортодоксальной (имеется ввиду не только православная) церкви существовать не может, а ортодоксальная церковь без сект существует.

  4. Цитата Сообщение от АлексДи Посмотреть сообщение
    Где я, в безобразно процитированном вами моем сообщении, сравнивал конфессии?


    Я не знаю где вы могли сравнить...или сравнивать....вам виднее откуда вы всё берёте...

  5. Цитата Сообщение от АлексДи Посмотреть сообщение
    Где я, в безобразно процитированном вами моем сообщении, сравнивал конфессии?


    Думаю надо начать всё с начала...
    1. “Народный храм”
    В ноябре 1978 года весь мир был потрясен, узнав о страшном конце возглавлявшейся Джимом Джонсом секты “Народный храм”. На жутких кадрах, помещенных в ведущих средствах массовой информации, были запечатлены тела мужчин, женщин и детей, в неестественных позах лежащие на поляне посреди тропического леса. Мертвые тела. Всего 912 человек. Они уверовали в своего лидера и последовали за ним в джунгли Гайаны, где приступили к строительству идеального города, названного по имени руководителя секты Джонстауном, а затем подчинились его приказу совершить самоубийство, выпив яд, или по меньшей мере не слишком сопротивлялись, когда им стреляли в затылок. Мнения детей не спрашивал никто: младенцам раствор впрыскивали в рот пипетками. Дети постарше доверчиво выпивали поднесенный им матерями сладкий напиток в одноразовых бумажных стаканчиках. Выпивали, чтобы через несколько секунд забиться в конвульсиях от страшных болей, раздиравших их внутренности, а затем затихнуть навсегда.
    Так мир воочию увидел исходящую от тоталитарных сект смертельную опасность. И до этого родители и близкие новообращенных членов новых религиозных движений жаловались на секты, “промывшие мозги” членам их семей и изменившие их до неузнаваемости. Уже появлялись публикации о криминальной деятельности ряда новых сект и о происходящих в них вопиющих нарушениях прав человека. Уже были проведены первые парламентские расследования деятельности той или иной секты, вызвавшей озабоченность общественности и правительства страны. Уже прозвучали первые судебные процессы, как развязанные сектами, так и инициированные против них.
    Но все это было достаточно отвлеченно и могло быть воспринято с недоверием или скепсисом. Теперь мир воочию увидел, что секты убивают. Кадры жертв Джонстауна стоят в одном ряду с фотографиями из ГУЛАГа или Освенцима и со снимками “полей смерти” камбоджийского диктатора-убийцы Пол Пота.
    Интересно, что отечественный агитпроп, интуитивно почувствовав родство секты “Народный храм” с советским коммунизмом, опубликовал ряд статей о “социалистической коммуне” прогрессивного деятеля Джима Джонса, которая, дескать, хотела эмигрировать в СССР, за что и была зверски умерщвлена агентами ЦРУ. Впрочем, о религиозно-сектантском характере марксизма-ленинизма писалось уже достаточно много.
    Собственно, и Джим Джонс, использовавший в построении своей “истинно христианской” религиозной системы многие элементы марксизма вкупе с оккультными практиками и обрывками восточных религий и обещавший боготворившим его последователям своей секты рай на земле и вечное блаженство на небесах, не смог придумать ничего лучшего, чем тот же самый ГУЛАГ с хорошо знакомыми нам приметами.
    Началось все в Миннеаполисе, а затем продолжилось в Сан-Франциско, где “евангелическую группу” Джонса очень полюбили разные либеральные протестанты за ее “социальную” направленность и обращенность к бедным и обездоленным слоям населения. Даже левое правительство города поначалу поддерживало “Народный храм” и назначало его лидера на ответственные социальные посты.
    Лишь по прошествии нескольких лет наружу начали просачиваться слухи об установившемся в секте Джонса суровом контроле над верующими, о финансовых поборах, обожествлении лидера, жестоких наказаниях, сексуальном насилии и других нарушениях прав человека. Запахло скандалом, и Джонс объявил о новом, вдохновленном свыше решении — всем нужно покинуть этот растленный город и ехать в Латинскую Америку, в Гайану, где в прекрасном теплом климате, в девственных лесах, на свежем воздухе, вдали от грязи, разврата, расизма и социальной несправедливости американских городов истинные верующие построят себе рай на земле. Большая часть верующих, одурманенная и запуганная своим богоподобным лидером, последовала за ним.
    К тому времени Джонс уже открыто провозгласил себя реинкарнацией Христа, Будды, пророка Баба (основателя бахаизма), Ленина и Самого Всемогущего Бога (естественно, Христа он считал не Богом, а великим социальным реформатором). На собраниях секты адепты, пританцовывая, хором распевали незамысловатые стишки, доводя себя до экстаза:
    Я должен тебе сказать,
    Я должен тебе сказать,
    Я должен тебе сказать,
    Я должен тебе сказать, как Джим Джонс изменил мою жизнь,
    Я должен тебе сказать,
    Я должен тебе сказать,
    Я должен тебе сказать, как Джим Джонс изменил мою жизнь.
    Раньше я был раздавлен,
    Я был исполнен отчаяния.
    Но пришел пророк,
    И он избавил меня.
    Я должен тебе сказать.
    Я знаю, что он Бог, Бог Всемогущий,
    Я знаю, что он Бог, Бог Всемогущий,
    Я знаю, что он Бог,
    Я знаю, что он Бог,
    Я знаю, что он Бог Всемогущий, Бог Всемогущий, Бог Всемогущий, Бог!

    “Всемогущий Бог” начал с того, что обнес место строительства идеального города колючей проволокой и поставил по периметру вышки с вооруженными до зубов охранниками. Он называл их своим “ангелами” и предупреждал: “Если кто захочет покинуть земной рай, мои ангелы о нем позаботятся”. Теперь, среди непроходимых джунглей, в окружении вооруженных “ангелов”, он мог на все 100 % контролировать своих последователей.
    Рабочий день под палящим тропическим солнцем и в удушающей влажности болотистой малярийной местности продолжался 12 часов под присмотром тех же охранников и под аккомпанемент истерических выкриков Джонса, в записи передававшихся по громкоговорителям. Жили люди в бараках на двух-трех этажных нарах. Женатые пары (если им позволялось жить вместе) отгораживались от других, завешиваясь одеялами. Кормили рисом с подливкой из бульонных кубиков и муки, а в особые дни добавляли немного бобов. Это при том, что на заграничных банковских счетах Джонса лежали десятки миллионов долларов, полученных им от последователей, которые обязаны были отдавать ему всю свою собственность, а затем бесплатно работали на него.
    Сам Джим Джонс жил в отдельном домике, специально построенном для него, сладко ел, долго спал и занимался сексом с поставлявшимися для него членами секты — женщинами и мужчинами. К окончанию рабочего дня он, изрядно накачавшись алкоголем, выходил наружу и начинал молитвенное собрание, которое продолжалось до двух-трех часов ночи. Подъем для членов секты был с восходом солнца. Естественно, самого Джонса это не касалось.
    За малейшее нарушение правил полагались жестокие наказания, зачастую включавшие в себя физические избиения и пытки. Не освобождались от истязаний даже дети, которых в качестве наказания, например, опускали в колодец, покуда они не начинали захлебываться. После завершения наказания полуживой человек должен был громко и долго выкрикивать, обращаясь к Джиму Джонсу: “Благодарю тебя, Отче!”
    Все контакты с внешним миром строго контролировались. Переписка перлюстрировалась, а немногочисленных посетителей, если их вообще впускали в Джонстаун, ни на секунду не оставляли без сопровождения. И все же новости об истинном положении дел просочились наружу. Многие отказывались в них верить (вспомним, как долго Запад отказывался поверить в реальность сталинского ГУЛАГа). Но все же в конце концов в Джонстаун была направлена инспекционная группа из США, состоявшая из журналистов и адвокатов. Возглавлял ее конгрессмен Лео Райан.
    Вначале членам группы очень понравилось увиденное. Чисто выметенные улицы, приветливые люди, наперебой уверяющие, что они очень довольны своей жизнью, скромный, но питательный обед (для такого случая Джонсу пришлось разориться на показательную кормежку), замечательный детский концерт и неподдельный энтузиазм всех встреченных людей. Конгрессмен Лео Райан просто негодовал на клеветников, написавших всякие ужасы о такой замечательной коммуне.
    Лишь поздно ночью, когда он уже готовился ко сну, он нашел в своей хижине несколько записок, повествующих о подлинной жизни в Джонстауне. Еще несколько человек, пользуясь темнотой, проползли к нему в жилище и рассказали ему такое, от чего конгрессмен уже больше не смог заснуть. Утром он попросил Джонса построить людей. “Кто хочет со мной уехать? — спросил Лео Райан. — Не бойтесь, пока я тут, с вами ничего не случится”. Вперед шагнул один человек. За ним еще один и еще, и еще...
    “Заберите нас отсюда, — просила целая толпа. — Мы не можем тут оставаться, мы погибнем, нас убьют”. Людей было гораздо больше, чем могло вместиться в два самолета Райана. Он отобрал самых больных, переписал имена остающихся и обещал вернуться за ними через день. Но и тех, кого отобрал конгрессмен, было слишком много для двух маленьких самолетов, находящихся в нескольких километрах от Джонстауна. Тем не менее все они направились ко взлетной полосе.
    И туту Джонса сдали нервы. Забившись в истерике, он послал погоню за “предателями”. Самолеты еще не взлетели, Лео Райан рассаживал в них беженцев, стараясь поместить всех. Группа преследования немедленно открыла огонь. Райан и несколько журналистов были убиты, но летчики под шквальным огнем все же смогли поднять самолеты в воздух.
    Джонс понял, что для него все кончено, и, созвав народ на главную площадь названного его именем поселения, объявил о последнем акте веры, который принесет всем спасение от наступающих агентов капитализма, расизма и мирового зла. Всем нужно выпить “эликсир жизни” и забыться сладким сном. “Умереть в революционном самоубийстве — значит жить вечно”, — проорал он сорванным голосом в громкоговоритель. Эта сцена репетировалась уже много раз: Джонс по тревоге созывал народ, разогревал их проповедью, призывал сохранить верность ему до конца и выпить предложенное. В стаканчики половником из большой кастрюли разливался растворимый сладкий напиток красного цвета “Кул Эйд”, и люди пили его, готовясь умереть. Потом Джонс объявлял, что это была лишь проверка, и все смирно расходились по своим баракам.
    И на этот раз никто не знал, репетиция ли это. Люди выстроились в молчаливую очередь к кастрюле с напитком, у которой вооруженные охранники выдавали каждому подходившему по стаканчику. Лишь когда первые люди начали падать на землю и корчиться с криками от страшных болей — характерный признак действия цианистого калия, — все поняли, что репетиция наконец перешла в действительность. Если человек проявлял нерешительность, ему насильно впрыскивали яд шприцом в рот или стреляли в затылок. Лишь нескольким удалось спрятаться или убежать. Джонс и охранники были последними, покончившими с собой. По некоторым сведениям, Джонс пытался скрыться и был застрелен своим охранником.
    Когда на следующий день к месту трагедии прибыл отряд морских пехотинцев, было уже поздно: над поляной, усеянной трупами, стоял сладковатый тошнотворный запах разлагавшихся тел... Патологоанатомы установили, что не менее 700 из 912 погибших были убиты и лишь остальные ушли из жизни “добровольно”. 276 жертв “Всемогущего Бога-Джонса были детьми. Многие из них так и не были опознаны и были похоронены в братской могиле.
    Это был первый ставший широко известным в современном мире случай, продемонстрировавший смертоносность религиозного тоталитаризма. Первый, но, к сожалению, далеко не единственный... [2]
    2. “Ветвь Давида”
    В 1993 году мир узнал название дотоле никому неизвестного техасского городка Уэйко, где лидер секты адвентистского толка “Ветвь Давида” Дэвид Кореш (настоящее имя Вернон Уэйн Хауэлл) взорвал штаб-квартиру своей группы вместе с собой и со всеми своими последователями.
    И в этой вышедшей из адвентизма секте была установлена диктатура лидера. И тут адепты мало ели и мало спали, отдавали всю свою собственность организации, работали на нее и принимали участие в бесконечных библейских занятиях, которые проводились “харизматическим” Дэвидом Корешем, провозгласившим себя последним пророком и мессией. Этот несостоявшийся рок-музыкант, в молодости мечтавший о звездной славе на эстраде, но так и не обретший признания в этой области, проповедовал неизбежный и скорый конец света. Ввиду приближающегося апокалипсиса Кореш объявил, что все женщины-члены секты начиная с самого раннего возраста являются его собственностью, вне зависимости оттого, чьи они были жены и дочери. Каждую ночь он выбирал себе новую подругу, иногда 10-12-летнего возраста.
    И тут ранчо, на котором размещалась секта, охраняли вооруженные “воины Господа”, чтобы никто из братьев и сестер не поддался искушению и не отказался от своего спасения. Кое-кому все же удалось бежать, и в конце концов американские правоохранительные органы прибыли к ранчо и потребовали сдать незаконное оружие. В ответ раздалась стрельба. Несколько полицейских погибло. Началась регулярная осада сектантского центра, в конце концов приведшая к огненному апокалипсису для самих сектантов. Дэвид Кореш слишком долго пророчествовал о нем своим последователям, и пророчество должно было сбыться. Естественно, и этот несостоявшийся мессия не хотел уходить в одиночку. Когда пожар закончился, его обгоревший труп был извлечен из-под развалин. Вместе с ним в огне погибло около ста человек. Не менее 25 из них были детьми.
    3. “Храм солнца”
    В 1994 году произошло новое массовое самоубийство/убийство сектантов. На сей раз это была респектабельная экологическая организация “Храм солнца”, возглавлявшаяся презентабельным и вальяжным швейцарцем Люком Жюре. Жюре был очень любим дамскими Клубами, которые приглашали его прочесть лекцию о глобальном загрязнении, здоровом образе жизни или о преимуществах вегетарианского питания. Мало кто подозревал, что внутри свободно-аморфной экологической организации находится жесткое ядро фанатичных “посвященных”, с ужасом ожидающих скорого конца света. В отличие от предыдущих двух сект, занимавшихся вербовкой главным образом среди низших слоев общества или неприкаянной молодежи, большинство членов “Храма солнца были представителями высокооплачиваемых профессий. Они нежили постоянно в единой общине, но тем не менее нити, привязывавшие их к Люку Жюре, были чрезвычайно прочны. Даже не уезжая в такие экзотические места, как Гайана, они все более изолировались от внешнего мира, который, по их представлениям, в ближайшее время должен был погибнуть в огне.
    Наконец, Люк Жюре нашел решение: они тоже должны скончаться в огне, чтобы достичь блаженного существования в иных мирах. Жюре открыл, что “Смертное путешествие”, совершаемое при помощи ритуализированного самоубийства, приводит человека к перерождению в некоем месте под названием “Сириус”. Теперь оставалось только ждать знака “свыше”.
    Сигнал был дан накануне зимнего солнцестояния 1994 г. В эти дни 53 члена секты (в том числе и сам Жюре) совершили массовые убийства и самоубийства в двух швейцарских деревушках в кантонах Фрибур и Вале, а также в лыжном курортном поселении в канадской провинции Квебек. Не менее десяти погибших были детьми. Смерть сектантов сопровождалась мрачным ритуалом, в ходе которого сектанты принимали наркотики и впадали в беспамятство. Затем им на головы надевали пластиковые мешки и убивали выстрелами из пистолета. В некоторых “для верности” стреляли по 9 раз.

  6. 4. “Аум Синрикё”
    К 1995 году осознание того, что тоталитарные секты могут привести своих адептов к массовому самоубийству, стало уже повсеместным. О том, что секты могут убивать своих членов в качестве наказания или акции устрашения, или чтобы заставить человека замолчать, тоже было известно. Общественное мнение знало и о том, что секты зачастую предпринимают самые жесткие меры — вплоть до физического устранения—против своих врагов.
    И тем не менее события, связанные с именем “Аум Синрикё”, явили миру новую грань тоталитарного сектантства. Эта возглавлявшаяся полуслепым гуру и поддерживавшаяся далай-ламой и высшими чинами российского правительства “миролюбивая буддийская организация” заняла свое место в истории в качестве организатора первой акции гражданского терроризма, предпринятой религиозными лидерами.
    Основатель секты Сёко Асахара (настоящее имя Чизуо Мацумото) начинал свою карьеру в качестве махинатора с элементами мании величия. Еще в детстве, обучаясь в школе для слепых (сам будущий гуру был слеп на один глаз, а другим видел лишь на 20 %), Асахара издевался над видевшими хуже его детьми и эксплуатировал их беспомощность. Еще тогда он заявлял, что станет премьер-министром. Когда он вырос, он пустился в финансовые аферы. Несколько раз прогорев, он решил попробовать себя в политике. Потерпев сокрушительное поражение на выборах в парламент, Асахара в конце концов нашел себя в религиозной сфере. Разработанная им взрывоопасная смесь из элементов буддизма, псевдонауки и апокалиптики принесла ему 40 тысяч адептов в Японии, России и других странах и больше миллиарда долларов. Члены секты, отдававшие своему великому гуру все сбережения, должны были платить за каждый новый курс, приближающий их к познанию “Верховной Истины Аум” и к конечному просветлению. Особых денег стоила возможность испить воды, в которой искупался гуру, или принять в себя каплю его крови или спермы.
    В ежедневную практику веры Аум входили ритуалы, составной частью которых были шлемы с подключавшимися к голове электродами (их нужно было носить не снимая по много суток), обязательные к приему “сыворотка истины” и барбитураты, а также методы, сходные с методами Джима Джонса, Чарльза Мэнсона (глава секты сатанинского толка, совершавшей кровавые ритуальные убийства. — А. Д.) и мафии. Хотя финансовая структура Аум напоминала японскую кейретцу (корпорацию-семью), под контролем которой находилось 37 компаний в разных странах с капиталом, превышающим миллиард долларов, она также занималась незаконными спекуляциями недвижимостью и подделкой страховых полисов, махинациями в области медицины, рэкетом, похищениями людей и убийствами. Несколько человек, которых секта считала своими врагами, были зверски убиты по приказу Асахары, а их тела спрятаны.
    В своей постоянно охранявшейся штаб-квартире, расположенной у подножия Фудзиямы, сектанты неуклюже и безуспешно экспериментировали с бактериями — распространителями сибирской язвы, ботулизма и других смертельных эпидемических болезней. Они распыляли бактерии близ японского парламента, императорского дворца и американской военной базы в Йокосука. Однако из-за недостатка научной и практической подготовки сектантов возбудители болезней погибали, не успев причинить вреда.
    В конце концов аумовцы узнали про разработанный в нацистской Германии нервно-паралитический газ зарин. Воспользовавшись своими связями с российскими высшими политическими кругами, Асахара, уже готовивший в то время своих боевиков на базе российского спецназа, нашел способ приобрести рецепт изготовления зарина и боевой вертолет, предназначенный для распыления газа над Токио. Идея была в том, чтобы выморить всю центральную часть Японии, начав таким образом предсказывавшийся Асахарой апокалипсис, а затем “великий гуру” воссел бы на трон императора и установил бы правление “Аум Синрикё” над всей Японией, а затем и над всем миром. Секта активно готовилась к грядущим событиям и даже создала теневое правительство для скорого прихода к власти.
    Когда зарин был создан, сектанты решили опробовать его на людях. Первая проба, проведенная в июне 1994 г. на открытом воздухе в окрестностях города Мацумото, унесла жизни семи человек и оставила больными сотни. Тогда полиция не обнаружила виновных. Следующий раз газ был применен в токийском метро в марте 1995 г. 12 человек погибли и более пяти с половиной тысяч оказались в больницах. Лишь благодаря счастливой случайности число жертв не оказалось значительно выше.
    После этих событий полиция быстро вышла на след Асахары. Все руководство секты было арестовано, а имущество конфисковано. Судебные процессы продолжаются до сих пор. Многие сектанты признались в содеянном и уже получили длительные сроки. Сам Асахара ведет себя вызывающе деструктивно, отказывается сотрудничать с судом, признаваться в чем-либо или раскаиваться. Впрочем, “Аум Синрикё” уже оправилась от первоначального шока и вновь начала расти и распространяться. К концу 1997 г. секта располагала 26 центрами в Японии, в которых проживало не менее 500 человек. Еще около 5 тысяч членов секты проживало самостоятельно. Финансовая мощь секты возрождается очень быстро. [3]
    В России еще во время своей “легальной” деятельности “аумовцы” сумели наоткрывать множество подставных фирм и сейчас действуют через них. Интернетовский сайт “Аум” на русском языке (кстати, весьма грамотно и привлекательно оформленный) потрясает своими размерами. В нескольких деревнях в центральной России имеются колонии секты, скупившей там землю и построившей свои “монастыри”. В любой момент секта может вы рваться из подполья на поверхность и приступить к открытой деятельности, так что повторение газовой атаки не исключено. Это предположение было подтверждено недавними событиями: в 2001 г. во Владивостоке была арестована группа боевиков “Аум Синрикё”, которые готовились к проведению массовых террористических акций в Японии с тем, чтобы освободить из тюрьмы своего обожаемого “Учителя”.

    5. “Небесные врата”
    Но, может быть, самое страшное из-за своей обыденности сектантское самоубийство произошло весной 1997 года. Тогда полиция, вызванная в роскошный особняк — ранчо Санта-Фе — в элитном пригороде южно-калифорнийского города Сан-Диего, обнаружила в нем 39 трупов. Они принадлежали мужчинам и женщинам в возрасте от 26 до 72 лет. Каждый из них аккуратно лежал на своей кровати, вытянув руки вдоль туловища. Каждый был одет в черную футболку, черные брюки и в абсолютно новенькие черные кроссовки “Найк”. На голове у каждого был надет пластиковый мешок, а лицо и верхняя часть туловища были покрыты ромбовидным лиловым платком. Возле каждой кровати стояла аккуратно собранная сумка с дорожными принадлежностями, а в кармане у каждого трупа было по пятидолларовой банкноте и по несколько двадцатипятицентовых монет. Те, кто носил очки, положили их рядом с собой на кровать. Осмотр трупов показал, что 6 мужчин членов секты были кастрированы хирургическим путем.
    Все эти люди, жившие единой общиной, были высококлассными программистами, много работавшими в Интернете и занимавшимися разработкой компьютерных сайтов. У них был и собственный сайт, называвшийся так же, как и их община, — “Небесные врата”; на нем они много писали о НЛО, о вероятной скорой гибели Земли, о внеземных цивилизациях, призванных спасти наш мир, и о других темах, интересовавших их гуру и учителя — создателя секты с уфологической направленностью Маршалла Эпплуайта, которого сектанты называли До. “Хочешь ли ты попасть на небо? Я был послан, чтобы исполнить эту миссию”; “На чьей ты стороне? Хочешь ли ты продолжить движение на следующий уровень, или ты предпочитаешь превратиться в пыль?”; “Я отчаянно стремлюсь помочь тебе убраться отсюда” — такие и подобные им вопросы и предложения высказывал Эпплуайт потенциальным обращенным на своей страничке.
    Когда-то давным-давно Маршалл Эпплуайт преподавал музыку, но затем был изгнан из университета из-за гомосексуальной связи со своим студентом. В 1970 г. он попал в психиатрическую больницу с галлюцинациями: он видел “сексуальных демонов” и слышал разные голоса. Эпплуайт уверял, что пережил опыт выхождения из собственного тела. В больнице он познакомился с медицинской сестрой Бонни Лу Неттлз. которая позже сделалась его платонической женой. Они называли себя До и Ти (Си), уверяя, впрочем, что имена не имеют никакого значения. Вдвоем они разработали сложные теории о жизни на Земле и о том, как можно отсюда удалиться в иные миры. Они считали себя пришельцами из иных миров, лишь внешне напоминающими людей. Их послал сюда космический корабль со “следующего надчеловеческого уровня”, из “Царства Небесного”. Их миссия состояла в том, чтобы забрать как можно большее число людей назад, “домой”.
    До и Ти постоянно публиковали статьи о своих видениях в различных уфологических журналах. Оба они очень много путешествовали и проводили беседы об уфологии, экологическом кризисе и т. п. Они вступали в контакты с самыми различными людьми, пытаясь их завербовать. Человек, пожелавший вознестись с ними вместе на небеса, должен был отказаться от всего, что привязывало его к жизни на земле. Среди прочего это включало кастрацию (первым кастрировался сам Эпплуайт — по всей видимости, он пошел на такое радикальное решение, терзаясь совестью по поводу своего гомосексуализма. Но мы уже видели, что такие люди ничего не любят делать в одиночку) и чрезвычайно аскетический образ жизни, правила которого были разработаны самим До.
    Правила в секте были такими: все заработанные деньги — и немалые — поступали в распоряжение Эпплуайта. Жизнь все вели самую спартанскую — в роскошном особняке с громадным садом и бассейном жили все 39 человек, по несколько человек в каждой комнате, спали на одно и двух этажных узких кроватях, мужчины и женщины отдельно. Питание было строго вегетарианским, в основном фруктовые соки и злаки. Бассейном никто не пользовался, и он стоял без воды. В тени садовых деревьев никто не отдыхал. На дневной свет сектанты не выходили почти никогда.
    Члены секты работали за компьютерами по много часов в сутки — нужно было зарабатывать деньги. Подъем был около двух-трех утра, после чего все шли в сад — смотреть на звезды и высматривать приближающийся НЛО. (Соседи вспоминали, что иногда ночью они видели всю группу в саду, напряженно всматривающуюся в звездное небо.) С рассветом завтракали соком с водой, после чего обычно до позднего вечера приемов еды не было. Иногда, по праздникам, Эпплуайт позволял сектантам какое-нибудь излишество — типа кусочка вегетарианской пиццы. Иногда сектанты угощали своих соседей очень вкусными самодельными ромовыми печеньями и пирожными, однако сами не ели их никогда. После ужина ученики Эпплуайта рыскали в Интернете, ища упоминаний о появлении космических пришельцев.
    Сектанты, считавшие себя “кибермонахами” и “кибермонахинями”, одевались абсолютно одинаково — подчеркнуто бесполо — в мешковатые брюки или комбинезоны. Стриглись коротко — ежиком. По мнению Эпплуайта, секс был страшным злом, и нужно было сделать все возможное, чтобы искоренить всякую возможность каких-либо половых импульсов в человеке. Мужчина должен внешне ничем не отличаться от женщины, эта — от мужчины. И, действительно, на последних предсмертных фотографиях небесновратовцев зачастую невозможно с уверенностью сказать, кто на них изображен — мужчина или женщина. Отвыкшие от дневного света, сектанты были чрезвычайно бледными. Эпплуайта часто называли “бледным богом”.
    Небесновратовцы считали, что существо, живущее в киберпространстве, освобождается от своей телесности. Даже их души не принадлежали им, но посылались в их тела “Старшим Членом со следующего надчеловеческого уровня”. Физическое тело считалось контейнером или кораблем; в котором человек обитал лишь временно. Сектанты называли себя “захватчиками тел”, так как “души” могли в любое время вселиться в них и захватить их физические тела. Сам Эпплуайт считал, что новая душа вселилась в его тело в 1975 г. Вообще же, в разработанной им доктрине реинкарнация не была связана с новым рождением.
    Как руководители, так и рядовые члены секты считали себя представителями внеземных цивилизаций, посланными на Землю в качестве учителей и просветителей человечества. Но, помимо этого, До и Ти верили, что они уже посещали Землю в начале христианской эры. Тогда они якобы оставили тут запасы энергии для использования их теперь — в последний период их земной жизни. “Естественно”, Эпплуайт идентифицировал себя со Христом, который вновь был послан на землю “Царством Небесным”. “Никто не попадет к Моему отцу и не войдет в Царство Небесное, кроме как через Меня”, — писал Эпплуайто самом себе, начиная личные местоимения с заглавных букв. Разработанная им мифология “Небесных врат” являет собой гремучую смесь из неоиндуистских идей и популяризированного гностицизма, замешенную на уфологических концепциях, — типичная постмодернистская эклектика в духе движения “Нью эйдж”.
    Члены “Небесных врат” верили, что мир, который мы знаем сегодня, подошел к концу длительного циклического развития. В 2000-м году нас ожидает уничтожение Земли и ее переработка для вторичного использования. Человечество погибнет вместе со своей планетой. Единственный шанс избежать такого конца — это послушаться представителей внеземных цивилизаций (то есть Эпплуайта) и “выйти” вместе с ними. Без контакта с ними все будет потеряно.
    Характерно прощальное послание Эпплуайта перед самоубийством: “Мы прибыли из следующего Надчеловеческого Уровня, из далекой космической страны, и теперь мы вышли из тел, которые мы носили, чтобы вернуться в мир, откуда мы пришли. Наша миссия завершена”. В другом его послании мы читаем: “Мы живем в конце Эры, или в конце иной цивилизации... в судное время... Наши аккумулированные выборы во время нашего пребывания здесь определяют решение суда”.
    Члены “Небесных врат” стремились к выходу из этого мира, а не к его возрождению. Они хотели оставить земную жизнь далеко позади, а не спасать ее. Сектантам виделось много знаков, что время пришло. Например, в 1994 году на улицах Лос-Анджелеса некоторые из них раздавали листовки с сообщением о скором конце земной цивилизации. По иронии судьбы спустя пару дней в городе произошло землетрясение. Через несколько часов после начала землетрясения сектанты вновь были на улицах. На сей раз на листовках было написано: “Мы вас предупреждали!!!”

  7. 6. “Движение за возрождение десяти заповедей Бога” [4]
    Но страшный рекорд по численности убитых адептов был поставлен в 2000 г. в местечке Канунгу — в 320 километрах от Кампалы — столицы Уганды. Речь идет о вышедшей из Римо-католической церкви тоталитарной секте “Движение за возрождение десяти заповедей Бога”.
    Основательницей угандийской секты-убийцы является бывшая проститутка Кредония Мверинда, которая в 1989 г. заявила, что, будучи в трансе на священной горе, получила приказание от явившейся ей Девы Марии стать ее вестницей [5].
    Мверинда вскоре нашла двух первых последователей: Джозефа Кибветере — богатого землевладельца и неудавшегося политика и Доминика Катарибабо — одержимого и озлобленного римо-католического священника. Эта троица сумела привлечь к себе сотни адептов, переселившихся на ферму Кибветере.
    Как стало известно впоследствии, Кибветере несколько лет назад наблюдался в расположенной в столице страны психиатрической больнице. По словам врачей, их бывший пациент демонстрировал “классические симптомы” маниакальной депрессии и мании величия. Однако вскоре он перестал посещать больницу. Власти страны, зарегистрировавшие секту как неправительственную организацию, уверяют, что ничего не знали о психической болезни ее руководителя.
    Люди, пережившие потрясения в ходе этнических чисток и эпидемии СПИДа, легко вступали в секту, обещавшую навсегда увести их от всех сложностей и трагедий. Мверинда проповедовала в костеле Катарибабо, что терпение Бога подходит к концу, мир близится к своему уничтожению и только их движение под названием “За возрождение десяти заповедей Бога” будет избавлено от уничтожения.
    Членство в движении означало беспрекословное повиновение лидерам и долгие часы в молитве. Хотя члены секты формально оставались римо-католиками, они полностью подчинялись Кредонии Мверинде и даже отдали ей своих детей, которые содержались отдельно от взрослых в полуразрушенном сарае. Многие из них были тяжело больны и страдали от недостатка питания.
    Епископ Джон Бэптист Кабуки обвинил лидеров секты в ереси и анафематствовал их. Они в ответ анафематствовали епископа Кабуки, и Мверинда провозгласила Кибветере новым епископом. Кибветере переселился в комнату к Мверинде, чтобы “вместе с ней принимать небесных посетителей”. Когда жена “епископа” Тереза обвинила его в супружеской измене, Мверинда жестоко избила ее и сожгла все ее имущество. Тереза и ее сын в конце концов сбежали из секты.
    После этого инцидента Мверинда объявила, что все ее последователи должны уйти с фермы и поселиться в Канунге — “Новом Иерусалиме”, избранном для них “Богом и Иисусом”. В то же самое время, в 1993 г., у Кибветере кончились деньги. Адепты должны были отдать в секту все свое имущество, деньги от продажи которого использовались на содержание секты. По ночам члены секты должны были молиться в самодельной церкви под названием “дом Девы Марии”. Молитва продолжалась всю ночь без перерыва. Группа охранников, которые назывались “благословенные Божий”, поддерживали дисциплину жестокими избиениями.
    Мверинда впервые объявила, что конец света состоится 9 мая 1995 г. Затем конец света был перенесен на 25 мая, и с тех пор дата его регулярно отодвигалась. Римо-католический священник Пол, бывший членом секты, теперь утверждает, что организация была водима сатаной и что он призывал людей покинуть ее. В конце концов он действительно бежал из секты с семьюдесятью членами. Постепенно и другие адепты начали волноваться. Поскольку конец света все не наступал, встал вопрос о возврате пожертвованных денег. Однако адепты слишком сильно зависели от своих лидеров, чтобы решиться на разрыв с сектой.
    Было объявлено, что конец света наступит 1 января 2000 г. Когда и в этот раз ничего не случилось, жалобы стали высказываться открыто. Кредонии удалось погасить недовольство объявлением абсолютно верной и окончательной даты —17 марта 2000 г. Все, что было можно продать из пожертвованного имущества, было ею продано, а остатки сожжены. Все дома были провозглашены святилищами. Был объявлен абсолютный пост и непрекращающаяся молитва в церкви, потому что все, кого конец света застанет не в молитве, будут уничтожены вместе с неверующими.
    Юный Питер Ахимбесибве, не в силах терпеть голод, выскользнул из здания и увидел, как “благословенные Божий” заколачивают гвоздями церковные окна. Вскоре после этого раздался мощный взрыв, но даже он не мог заглушить ужасные крики и вопли. Было подожжено около ста галлонов бензина, который руководители секты назвали “топливом для поездки на небо”. Тогда погибли более 500 членов секты.
    От первоначальной теории о массовом самоубийстве пришлось отказаться после того, как полицейские одну за другой делали страшные находки: шесть зарубленных топором тел в доме Мверинды, 81 тело в общей могиле и еще 47 закопанных в саду Катарибабы. Эти жертвы были задушены их собственными четками.
    Соседи показали, что сектанты выстроили высокий забор вокруг своей территории. Они видели, как наполненные людьми автобусы подъезжали к воротам на рассвете и пассажиры скрывались за высоким забором. Соседи чувствовали определенное беспокойство, потому что число вошедших намного превышало количество выходивших.
    Сотни других трупов были обнаружены на принадлежащих секте территориях, Выживших почти не было. Как предполагает сын Кибветере, его отец погиб с остальными. Что же касается Кредонии Мверинды, то, похоже, она осталась жива. Вскоре после катастрофы ее видели уезжающей на собственной машине на север страны. Если это так, то она сбежала со всеми деньгами, которые только могла унести.
    В этой жуткой истории есть еще один аспект: жертвы секты, которых столь жестоко эксплуатировали в их жизни и которых убили таким страшным способом, были обмануты и после своей смерти, Их тела были сброшены в общие могилы и закопаны без молитвы как тела еретиков и самоубийц.

  8. 7. Причины и перспективы сектантского насилия
    Выдающийся психолог Роберт Лифтон, еще в начале 60-х гг. впервые сформулировавший законы промывания мозгов и контролирования сознания [6], в одной из своих работ пытался, сравнивая Асахару и Эпплуайта, понять, что приводит лидеров сект к тяжким преступлениям.
    Согласно Лифтону, одним из главных условий формирования будущего гуру является принятие им на себя функции мифологического героя. Гуру должен пройти через борьбу со смертью и просветить учеников новым видением смерти, чтобы укрепить их жизненные силы. Когда гуру формирует свою собственную мифологию, в ней непременно должен присутствовать рассказ о религиозном пробуждении и просветлении. Например, Асахара говорил, что в его молодости у него возникали конфликты с законом всякий раз, когда его искушали сомнения, а когда ему исполнилось тридцать лет, ему явился индуистский бог Шива. Шива — бог разрушения и созидания — призвал Асахару возглавить армию богов в их борьбе против сил тьмы. По словам Лифтона, у Асахары был определенный талант: он привлекал своих учеников, предлагая им мистические построения на некой буддийской почве, которые казались им живее всего, что они знали ранее. Он обещал своим ученикам, что они могут достичь бессмертия, взойдя на высокий духовный уровень. Эпплуайт с той же манией величия утверждал о своей тождественности со Христом и об исключительности и спасительности своей миссии.
    Такая же мания величия, выражающаяся, в частности, в создании “героического мифа”, присуща и другим лидерам тоталитарных сект, описанных на этих страницах. Это, в конце концов, сделало “Аум Синрикё” сектой-убийцей, стремящейся уничтожить весь мир и оставить в живых лишь своих членов секты как некую высшую расу. Целью Эпплуайта было создать новую эволюционную ступень, чтобы позволить людям возвыситься над собственной человечностью. Для описания мира как места зла и пустоты он и его сторонники использовали такие интересные экологические образы, как “человеческие сорняки, которые заглушают сад”. Сектанты видели небеса и как духовное царство, и как место, где люди будут находиться буквально и биологически. К чему привели эти теории — известно.
    Хотя “Аум” применила насилие по отношению к другим людям, а члены “Небесных врат” — по отношению к самим себе, оба действия, согласно Лифтону, были направлены на утверждение своей власти над смертью. Он отмечает, что убийство и самоубийство очень часто соседствуют друг с другом. В Джонстауне, например, лишь менее половины из умерших сами выпили цианистый калий, другие были застрелены или насильно напоены ядом. Лифтон добавляет, что многие “обычные” убийцы сами добиваются смертной казни для себя, а некоторые предпринимают попытки самоубийства.
    Лифтон отмечает параллель между действиями “Аум Синрикё”, “Небесных врат” и террористов, взорвавших небоскреб в Оклахома-Сити (кстати говоря, среди мотивов последнего преступления было желание отомстить за гибель “Ветви Давида”). Террористы, совершившие этот безумный и кровавый акт, похоже, руководствовались апокалиптическим видением уничтожения большей части страны, чтобы воссоздать новую Америку согласно своим собственным идеалам.
    “Наш мир зациклен на апокалиптических идеях, — утверждает Лифтон, — и по мере того, как приближается новое тысячелетие, можно ожидать все большего количества подобных событий и различных других злоупотреблений, возможно, в том числе и самоубийств”. [7]
    Итак, мы рассмотрели шесть совершенно разных тоталитарных сект. Одна из них вышла из либерального протестантизма, другая — из радикального адвентизма, третья — из марианских римо-католических групп. “Храм солнца” имел оккультно-экологические корни, а “Дум Синрикё” — необуддийские. Об идейной основе “Небесных врат” мы говорили только что. Она роднит секту, например, с сайентологией, основанной на вере в духов - “тетанов”, попавших в ловушку физических тел, от которых они должны освободиться. Космические корабли — также неотъемлемая часть сайентологической веры. Сегодня во многих странах мира сайентология обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах, в доведении людей до психотических срывов и до самоубийства, а также а смертях своих членов. Кстати сказать, многие из членов “Небесных врат” до этого пробовали себя в сайентологии.
    Члены известной развратом и деторастлением секты “Семья” (бывшее название “Дети Божий”) также ожидают прибытия громадного космического корабля. Этот аспект их веры отражен на многих плакатах и листовках секты, а также и в ее материалах для внутреннего пользования.
    Тоталитарные секты могут быть очень разными, но есть и признаки, которые их объединяют. Например, они ни во что не ставят ни жизни своих членов, ни жизни других людей. Насилие в сектах уже стало привычным и обыденным явлением. Во второй половине 1998 г. мы узнали о самосожжении членов апокалиптической мессианской секты в Корее и о смертях от побоев, нанесенных по приказанию лидера, членов неопятидесятнической харизматической секты в Бразилии. 1999 г. начался с сообщений о насилиях и убийстве в неопятидесятнической секте в далеком якутском городе Алдан. И это наводит на самые грустные размышления: кто будет следующим? Какой очередной “властитель душ”, запутавшись в собственных противоречиях, захочет“громко хлопнуть дверью”, прихватив с собой всех своих почитателей?
    Будет ли это “Церковь последнего завета” лжехриста Виссариона, все дальше уходящая в сибирскую тайгу, как “Народный храм” все дальше уходил в джунгли? Или это будет “Богородичный центр”, чей лидер, “последний пророк” Иоанн Береславский (опубликовавший фотографию Кредонии Мверинды на обложке своего издания [8] в числе прочих “боговидцев”), как и “пророк” Дэвид Кореш, частенько поговаривает об огненном конце мира? Будут ли это члены переживающего сейчас очередной кризис и жестокий раскол “Общества сознания Кришны”, группа членов которого уже заявила о своей готовности совершить коллективное самоубийство? Будут ли это муниты, чей “мессия” наконец-то начал осознавать, что жизнь его подходит к концу и он может “удалиться в мир духов”, так и не достигнув обещанного — повсеместного признания его Господином неба и земли?
    Сегодня ответов на эти вопросы не может дать никто. Мы можем только молиться, чтобы не произошла новая трагедия, чтобы люди опомнились и разорвали порочные путы, связывающие их с лидерами тоталитарных сект, и вновь обрели свои утерянные индивидуальность, достоинство и свободу. И мы можем предупреждать еще не сделавших свой религиозный выбор людей о смертельной опасности сектантства и о том, что может их ожидать по ту сторону глянцевых обложек сектантских рекламных брошюрок и приторно-сладких улыбок сектантских вербовщиков. Этой задаче и посвящена данная книга.

  9. 1. Постановка проблемы и определение терминов
    Слишком часто деятельность деструктивных культов остается незамеченной
    до тех пор, когда помогать становится уже поздно.
    Стивен Хассан [1]
    Мы все несем ответственность за тот разгул сектантства, который царит сегодня в России: слишком часто мы остаемся пассивными и никак публично не выражаем наше отношение к происходящему. Надеюсь, что знания, которые приобретет читатель, помогут ему противостоять наступлению сектантства. Даже когда мы проходим по улице и видим, как сектанты “обрабатывают” какого-то человека, наш долг — подойти и по меньшей мере этого человека предупредить о том, что он говорите сектантом. Да и сам сектант тоже нуждается в помощи, потому что он тоже жертва, его сознание контролируется сектой. Об этом никогда не следует забывать.
    Для того чтобы быть в состоянии помочь жертвам сектантства и их близким, необходимо иметь хотя бы базовую информацию как о самом феномене сектантства, так и об учении и практике конкретных сект. Иной раз приходится слышать, что, дескать, новые секты не принесли никаких новых идей по сравнению с известными и осужденными Церковью учениями, а их религиозная практика и методы пропаганды повторяют формы, уже известные по прошлым векам. Поэтому вместо того, чтобы изучать новые, современные нам секты, достаточно ознакомиться со святоотеческой аргументацией против древних сект, ересей и лжеучений.
    В таком (увы, довольно широко распространенном) взгляде верно лишь то, что доктрины многих новоявленных тоталитарных сект включают в себя элементы еретических, оккультных и языческих вероучений, которые Церковь знала с самого начала своего существования. Этот факт очевиден. Но главные черты этих сект вполне новы. Новое — это структура, организация, методы пропаганды и вербовки, а также способы контролирования сектами сознания своих адептов. Новы невиданные ранее синкретизм и эклектизм их доктрин, вызванные глобализацией распространения религиозных идей и их опошлением и профанацией в современной высокотехнологичной постмодернистской цивилизации. Новы приспособленность тоталитарных сект к массовой популярной культуре, агрессивное их распространение через профессионально отточенные методы маркетинга и рекламы, а также мастерское использование ими слабостей демократических систем современных государств. И, наконец, новым является тоталитаризм современных сект, их сращенность с международным бизнесом, СМИ, а зачастую с организованной преступностью, терроризмом и даже со спецслужбами.
    Всем этим аспектам современный курс сектоведения должен уделять особое внимание. И значительная сложность заключается в том, что по этому поводу мы почти ничего не можем найти у Святых Отцов, так как с этими проблемами им практически не приходилось сталкиваться.
    В семинарских курсах сектоведения совсем еще недавно говорилось главным образом о протестантских и постпротестантских сектах, а заканчивались эти курсы разговором о мормонах и иеговистах (которые не являются не только протестантами, но и вообще христианами); таким образом, все современные секты оставались для семинаристов практически неведомыми. Предлагаемое же нами изложение как раз начинается с мормонов и “Свидетелей Иеговы”.
    В Москве есть известный священник, много рассказывающий о том, как он занимается реабилитацией сектантов. Как публично, так и в частных разговорах он много раз заявлял, что между такими понятиями, как “инославный”, “еретик” или “сектант”, никакой разницы нет: католик, протестант, буддист, сайентолог, мунит, кришнаит — все они в равной степени вне Православной Церкви и все пребывают в глубоком заблуждении, и все вместе будут гореть в том же самом адском пламени. Однако между всеми этими группами разница есть, и большая, более того — принципиальная. Как бы глубоко ни заблуждались, скажем, протестанты, они по происхождению христиане. Конечно, они суть ветви, отпавшие от единого древа Вселенской Православной Церкви, но даже отпавшие ветви сохраняют подобие древа. И доколе сохраняется подобие, сохраняется и возможность вновь приживиться к этому древу. Свидетельство тому —частые переходы в Православие западных христианских общин, как протестантских, так и римо-католических, которые воспринимают этот переход как возвращение домой, к собственным корням, к истокам. Невозможно себе представить, как что-либо подобное происходит, скажем, с мунитской общиной.
    Кроме того, наша Церковь поддерживает официальный диалог с традиционными протестантскими деноминациями и с римо-католиками. Мы можем предпринимать с ними совместные действия (разумеется, не в богослужебном смысле), иметь какие-то общие программы, как-то сотрудничать — хотя бы по линии гуманитарной помощи обездоленным, да и по линии противостояния различным сектам.
    Противостояние это проходит не на церковной почве, потому что сознательные христиане никогда ни в какую тоталитарную секту не попадут, а попадут туда люди, которые либо не имеют к Церкви никакого отношения, либо имеют отношение сугубо номинальное — крещены, но ничего о Церкви не знают. Поэтому в разговоре с такими людьми сугубо церковные, богословские аргументы не сработают. Именно здесь сотрудничество с инославными деноминациями бывает очень полезным, как и для разговора с журналистами или с представителями власти. Они часто прибегают к доводу: вы, православные, боретесь против иеговистов (к примеру), потому что они — ваши конкуренты, они отбивают у вас паству. И тут очень важно показать, что не только православные, но и представители других традиционных (если хотите, культурообразующих) конфессий также выступают против деструктивных сект. Думаю, что здесь можно сотрудничать и с какими-то здравомыслящими атеистами (как, впрочем, зачастую и бывает, когда имеешь дело с государственными чиновниками).
    Нужно помнить, что мы не можем (и не должны) всегда по всем вопросам противостоять всему миру. В этом мире у Церкви есть друзья и союзники, пусть даже и неявные (как Никодим, тайно приходивший ко Христу), и отталкивать их и отвергать их помощь — и неразумно, и грешно. И еще будем всегда помнить, что “инославные”, “еретики” и “сектанты” — это не синонимы, этими словами обозначаются разные понятия.
    Инославными называют христианские, как правило, культурообразующие церкви или конфессии, которые при всех своих отклонениях от Истины Православия все же имеют веру в Святую Троицу, в Иисуса Христа, Сына Божия, и сохраняют хоть какую-то генеалогическую преемственность с ранней, неразделенной Церковью. В самом расширительном смысле, помимо римо-католиков и протестантов, инославными можно назвать и членов внелитургических постпротестантских традиционных деноминаций и сект, таких как методисты, баптисты и консервативные евангелики [2].
    Слово еретик (от греческого hairesis — захват; выбор; учение, направление, школа) означает человека, делающего произвольный выбор под руководством собственных идей и желаний. Термин этот по происхождению христианский, и, следовательно, для того чтобы стать еретиком в святоотеческом смысле этого слова, человек изначально должен был пребывать в истине. То же самое относится и к еретическому учению или придерживающейся его организации: скажем, если прп. Иоанн Дамаскин мог назвать ересью ислам, так как (небезосновательно) считал, что он произошел от искаженного христианского учения, то зародившийся безотносительно к христианству буддизм ересью мы назвать никак не можем.
    И, наконец, слово секта, обозначающее организацию, в отличие от слова ересь, как правило, обозначающего учение, имеет две возможные этимологии. Либо оно происходит от латинского secare — “отсекать” (часть от целого), либо от латинского же sequi — “следовать” (за лидером, задающим самопроизвольное направление). Каждая из этих этимологии по-своему раскрывает смысл понятия сектантства, но, как мне кажется, если первая из них более подходит к сектам историческим (таким, скажем, как менониты, баптисты, молокане), то вторая — к сектам новоявленным тоталитарным, о которых пойдет речь в этой книге. [3]
    Согласно первой этимологии, некоторые плохо понимающие предмет религиоведы определяют секту как относительно небольшую религиозную группу, существующую независимо от основной конфессии (или основных конфессий) страны. Если руководствоваться таким определением, то, скажем, Православие во Франции вполне под него подпадет. С другой стороны, в словаре Ожегова [4] приводится такое определение: “Религиозное объединение, отделившееся от какого-либо учения и ему противостоящее”. Это определение для нас слишком расплывчатое. Согласно ему, ни одну из разбираемых в этой книге групп мы не можем назвать сектой (во всяком случае в России), потому что ни одна из них не отделялась от Православной Церкви.
    Точнее всего дать следующее определение: секта — это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона.
    К классическим (за неимением лучшего термина) сектам обычно относят менонитов, квакеров, адвентистов, пятидесятников, духоборов, хлыстов и другие маргинальные (по отношению к христианству) группы. Типичные синкретические секты — Бахай, “Христианская наука” [5] и разнообразные эклектические культы, во множестве сформировавшиеся в XIX-XX вв. в Японии, Юго-Восточной Азии и Латинской Америке (Тенрикё, Као Дай, Умбанда, Буду и др).
    Когда в 1993 г. автор впервые использовал термин тоталитарная секта, то не думал, что вводит новое понятие, — настолько само собой разумеющимся он казался. По всей видимости, термин этот показался столь же очевидным всему нашему обществу: похоже, что он был у всех на кончике языка, и лишь случайно кто-то употребил его первым. С тех пор он прочно вошел в наш язык и употребляется буквально всеми. Тоталитарными сектами стали называться особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками.
    Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают право человека на свободный информированный выбор мировоззрения и образа жизни.
    Конечно, иной раз сложно провести границу между двумя типами сект — “историческим” и “тоталитарным”. Секты могут изменяться и, будучи весьма жесткими организациями при своем основании, затем “остепениться” и войти в общественную жизнь (вспомним воинственное анабаптистское движение, которое легло в основание современного баптизма) [6]. Значительно изменились и мормоны, еще больше “Всемирная церковь Бога”. Тех же мормонов, с которых начинается наш рассказ о тоталитарных сектах, при всех их тоталитарных тенденциях и других тревожащих признаках, все же нельзя назвать тоталитарной сектой в полном смысле этого слова: ведь у них хоть и в малой степени, но все же допускается разномыслие. Некоторые секты, правда, по всей видимости, неспособны меняться. Например, тоталитарность “Свидетелей Иеговы” с течением времени, похоже, лишь усиливается.
    Но тем не менее, если, скажем, Римо-католическую церковь или протестантские деноминации можно обличить в целом ряде еретических заблуждений [7], то никак нельзя сказать, что, скажем, лютеране или баптисты — члены тоталитарных сект или деструктивных культов.
    Если же употреблять все эти термины как синонимы, то может возникнуть казус, подобный происшедшему на одной православной конференции, где на трибуну по недосмотру взобрался кришнаит [8] (приглашенный туда тем самым священником, который занимается реабилитацией сектантов) и ничтоже сумняшеся заявил: “Мы, инославные, считаем так-то...“Как можно назвать кришнаита инославным? Сами они, конечно, считают, что славят того же Господа, только под именем Кришны. Но, как говорится, спасибо, не надо... “Общество сознания Кришны”, безусловно, принадлежит к разряду деструктивных культов (или тоталитарных сект), но ни инославным, ни даже еретическим его назвать нельзя, потому, что изначально оно никогда не было христианским, а возникло на языческой основе.

  10. 2. Обзор литературы
    Что касается вспомогательной литературы на русском языке, то пока ее не слишком много. Есть книга, изданная в Санкт-Петербурге: “Православие, католичество, протестантизм и секты” — пиратское издание, в котором используются, в частности, материалы Центра сщмч. Иринея Лионского, но без соответствующих ссылок. Книга лишена какой-либо системы и изобилует неточностями и недостоверными фактами.
    Справочник о деструктивных религиозных организациях, выпущенный Миссионерским отделом нашей Церкви [9], к сожалению, был, очевидно, составлен малоцерковным человеком, что заметно любому внимательному читателю. Составитель справочника собрал и механически соединил множество газетных публикаций (по большей части из бульварных изданий) и другую отрывочную информацию и опубликовал весь этот компот в виде единого текста. Безусловно, в нем содержится какая-то базовая информация о многих организациях, которую не так просто найти в другом месте. Но вместе с тем в справочнике много ошибок, непроверенных и недостоверных данных и совершенно фантастической статистики. [10] Нет в нем и единообразия: статистические данные могут противоречить друг другу, в соседних абзацах подчас присутствуют разные изложения одного и того же события (взятые, например, из разных средств массовой информации), что подается как два разных события. То же самое происходит и с несколькими рассказами об одном и том же человеке, чье имя в разных публикациях приводится в различных транслитерациях. Составитель справочника помещает все эти рассказы по соседству, полагая, что речь идет о разных людях. [11] Есть там и информация о вообще не существующих сектах, придуманных журналистами из бульварных изданий для того, чтобы пощекотать нервы обывателя [12]. Но, вместе с тем, в справочнике вопиюще отсутствует информация о целом ряде деструктивных культов, в том числе — о неопятидесятнических сектах. Судя по новому изданию справочника, а также по компакт-диску, выпущенному тем же автором, в которых неопятидесятнические тоталитарные секты причисляюся к “традиционным протестантским церквам”, эта необъяснимая симпатия к неопятидесятникам— его принципиальная позиция. Помня о всех этих обстоятельствах, использовать “Справочник” следуете большой осторожностью.
    В отличие от этого “Справочника”, “Справочник”, выпускаемый Новосибирским Центром во имя святого благоверного князя Александра Невского, является намного более достоверным и серьезным изданием, улучшающимся с каждым новым выпуском. К сожалению, это региональное издание почти недоступно вне пределов Новосибирской епархии.
    Петербургский РХГИ выпустил перевод книги Айлин Баркер “Новые религиозные движения” (Спб., 1997), причем редактор прот. Владимир Федоров в предисловии представил эту монографию как первый подлинно научный труд о “новых религиозных движениях” на русском языке. На самом деле преподаватель Лондонской Школы экономики Айлин Баркер широко известна своей ангажированностью и активной просектантской деятельностью. Известно и то, что она, в частности, получала деньги от “Церкви объединения” Муна [13]. Помимо очевидно просектантской позиции, книга ее полна неточностей и фактических ошибок. [14] Все это усугубляется на редкость некомпетентным переводом. Например, практически ни один из индуистских терминов не дан в правильной русской транслитерации. Безусловно, некоторые ячменные зерна в этой малоаппетитной просектантской куче все же находятся, но неподготовленный читатель рискует так и не найти их, заблудившись в джунглях недостоверной и тенденциозной информации.
    Есть несколько книг, написанных американскими евангеликами, которые можно отчасти использовать: “Обманщики” Джоша Макдауэлла и Дона Стюарта (М., 1993), “Лабиринты веры” Кеннета Боа (М., 1992) и “Царство культов” Уолтера Мартина (СПб., 1992). К сожалению, перевод каждой из них оставляет желать много лучшего. Естественно, нужно помнить о религиозной позиции их авторов; впрочем, православному читателю она и так бросится в глаза. Многое из их критики той или иной секты для нас бьет мимо цели, но все-таки основную ознакомительную информацию о сектах из этих книг почерпнуть можно.
    Баптисты из Новосибирска издали несколько книг: “Христос и Кришна: свет и тьма” (Новосибирск, б. г.) (книга была написана православным автором и представляет собой расширенный вариант одноименной брошюры, изданной православным издательством), “Религия Антихриста” В. Алексеева и А. Григорьева о движении “Ньюэйдж” (очень неплохая, серьезная и глубокая книга, весьма близкая к православному взгляду на “Нью эйдж”).
    Книга А. Егорцева “Тоталитарные секты — свобода от совести” (М., 1997) является сборником журналистских репортажей-зарисовок на темы проникновения различных сект в нашу жизнь. Свою цель она безусловно выполняет, но систематического изложения учения и истории той или иной тоталитарной секты читатель в ней не найдет. Впрочем, автор и не ставит перед собой такой задачи.
    Есть еще моя брошюра “Десять вопросов навязчивому незнакомцу, или Пособие для тех, кто не хочет быть завербованным” — в ней дается общее понятие о тоталитарных сектах. Однако не нужно забывать, что брошюра эта адресована в первую очередь нецерковному человеку, еще не сделавшему свой религиозный выбор.
    Центр сщмч. Иринея, еп. Лионского, выпустил в свет переводную с немецкого книгу “Империя преподобного Муна”, а также книгу “Капкан безграничной свободы” — сборник статей о сайентологии. До сих пор эти два издания являются наиболее авторитетными и достоверными русскоязычными критическими публикациями о данных сектах. В январе 2001 г. Издательство Московской Патриархии выпустило подготовленный Центром св. Иринея Лионского объемный сборник материалов нашумевшего судебного процесса целого ряда тоталитарных сект против меня и Отдела религиозного образования и катехизации МП РПЦ. Сборник, содержащий большое количество важных документов, судебных решений, резолюций правительственных органов разных стран, свидетельских показаний, журналистских расследований и др., называется “Секты против Церкви”.
    Мы опубликовали также несколько информационных листков о иеговистах, сайентологах, московской “Церкви Христа” и “АУМ Синрикё”. Они имеют весьма широкое хождение, и мы уже встречались со многими их перепечатками в самых разных местах. Также целый ряд полезных информационных листков и материалов (в особенности по “Свидетелям Иеговы”, мормонам и “теологии процветания”) был издан Санкт-Петербургским “Центром апологетических исследований”. В книгах диакона Андрея Кураева можно найти все, что касается Рерихов, антропософии, теософии и других видов “интеллигентского” оккультизма.
    И наконец, с осени 1998 г. Центр сщмч. Иринея, еп. Лионского, начал выпускать информационно-просветительский журнал “Прозрение”. Журнал издается в качестве приложения к “Журналу Московской Патриархии”. В нем можно найти как последнюю информацию о всех сколько-нибудь известных тоталитарных сектах, так и аналитические материалы на самые разные темы, связанные с феноменом тоталитарного сектантства.

  11. 3. Обман при вербовке
    Обычно первый вопрос, который мне задают, звучит так: как узнать “тоталитарную секту”? Как определить, какая секта тоталитарная, а какая — нет? Мы еще будем говорить об этом, но один из первых настораживающих признаков — это наличие обмана при вербовке. Незнакомцы, которые подходят к вам на улице, чтобы пригласить к себе или попросить пожертвовать деньги, или предложить что-то у них купить, часто могут оказаться представителями сект, которые никогда не сообщат вам, ни для чего нужны эти деньги, ни какая организация вас приглашает. Почти все, что они сообщат, будет более или менее откровенным обманом.
    Скажем, молодые люди продают блестящие переводные картинки. Они говорят, что представляют какие-то студенческие организации, и предлагают купить в помощь бедному студенчеству эти картинки, на которых или лошади бегут по берегу моря, или изображен Иисус с большим сердцем, а также Дева Мария с розарием, или исламский орнамент — есть варианты на все вкусы. Обычно они просят за них довольно дорогую цену, а если спросить, почему так много, они ответят: мы вам эту картинку дарим как благодарность за пожертвование, которое вы делаете в помощь студентам. Если спросить, откуда они, то услышишь в ответ: “Мы из христианской студенческой организации”. На самом деле это муниты — представители “Церкви объединения”, ее молодежного крыла, которое называется английской аббревиатурой “CARP” (в переводе на русский: “Вузовская ассоциация по изучению Принципа” — ВАИП). Любой мало-мальски сведущий человек знает, что мунизм ничего общего с христианством не имеет. Таким образом, сектанты сразу же начинают с обмана.
    Или, предположим, засовывают вам в ящик листовку: “Хотите узнать себя? Хотите познакомиться с самим собой? Вы можете бесплатно пройти у нас Оксфордский тест”. Это действует одна из наиболее опасных в мире сект — секта сайентологии. Тут сплошной обман: “Оксфордский тест” не имеет отношения ни к городу Оксфорду, ни к Оксфордскому университету, ни к психологии вообще: он составлен моряком торгового флота, не имевшим психологического образования. В нем 200 очень подробных, причем зачастую весьма интимных вопросов. Это значит, что человек, заполнивший этот тест, сообщает целый ряд сведений о собственной жизни неизвестным лицам. Анкета не анонимная — нужно сообщить свой адрес, телефон, имя, фамилию, возраст. Таким образом, человек вручает всего себя неизвестно кому. Результат этого теста будет, как правило, таков: вам скажут, что у вас есть серьезные проблемы в сфере общения (а у кого их нет?—А. Д.), а чтобы поправить дело, абсолютно необходимо как можно скорее записаться на небольшой (платный) курс, основанный на всемирно признанном научном методе, не имеющем к религии абсолютно никакого отношения. Так люди попадают в секту сайентологии.
    Принцип тоталитарной секты — затащить человека к себе прежде, чем он что-нибудь о ней узнал. [15] В нашей Церкви ситуация ровно противоположная. Когда человек с улицы приходит в храм и говорит, что хочет стать православным, его по правилам полагается прежде всего спросить, что он знаете о Православии. И если окажется, что он верует во что-то иное, его просто не окрестят до тех пор, покуда он сознательно и свободно не примет догматы православной веры. Во многих храмах вернулись к каноническому древнему правилу и проводят специальные занятия с оглашенными, готовя их к таинству крещения и к СОЗНАТЕЛЬНОМУ вхождению в Православную Церковь.
    Когда же вербовщики затаскивают человека в секту, то их задача как раз обратная — “захлопнуть за ним дверь”, пока он ничего еще не знает об их организации. Потому что если рассказать человеку, заполняющему “Оксфордский тест”, что на самом деле он на долгие годы (если не на десятки лет) попадет в деструктивную секту и должен будет заплатить огромные деньги за бесчисленное множество курсов (полная стоимость сайентологического “моста”, как они сами это называют, — от 350 тысяч долларов, так что большинство людей, попавших в сайентологию, даже пробыв в ней долгие годы, так и не узнают, в чем, собственно, состоит истинное вероучение секты); что он, скорее всего, подпишет кабальный договор и будет дневать и ночевать в этой секте, отрабатывая его условия; что его могут заставить совершать преступления и почти наверняка заставят порвать со всеми родными и близкими, отказавшимися пойти за ним в секту, — если все это рассказать заранее, очень мало кто согласится пойти в эту секту. Если раскрыть человеку содержание строго секретных сайентологических курсов для посвященных высших уровней, он просто придет в ужас и не захочет иметь с сайентологами ничего общего.
    В Православной Церкви все обстоит ровно наоборот: прежде человек исповедует, во что и как верует, и только потом делается членом Церкви. Никаких тайн у нас нет и быть не может, в отличие от большинства тоталитарных сект, в которых существует много уровней информации и вероучения: для посвященных, более посвященных и еще более посвященных — и так без конца. Вот и выходит, что человек иной раз отдает годы жизни организации, о подлинном учении и подлинных целях которой он ровно ничего не знает и даже не догадывается.

    4. Уровни членства в сектах
    Часто задают вопросы о количестве членов сект. Ответить на этот вопрос трудно, так как можно говорить как минимум о трех уровнях членства, которые можно условно изобразить тремя концентрическими кругами с единым центром.
    Внутренний круг — это “профессиональные” “сектоводы”, то есть люди, которые зарабатывают на жизнь этой своей деятельностью, руководители, высшее звено, целители, экстрасенсы, преподаватели восточных боевых искусств, йоговских методов и т. п. Таких людей гораздо больше, чем обычно кажется многим: в западных странах, например, по оценкам специалистов, количество таких людей в полтора-два раза превышает количество священников, пасторов традиционных церквей. Думаю, что в России это количество не меньше (а может быть, и больше). В 1996 г. в популярном журнале приводились такие цифры: в России от 400 до 500 тысяч всяческих магов, целителей и экстрасенсов, 100 тысяч из них — в Москве. Думаю, что число это сильно завышено, но зато в него не входят руководители и управляющее звено сект — с ними число, возможно, было бы ближе к достоверности. Представьте себе, какой силе приходится противостоять нашей Церкви.
    Следующий круг состоит из сектантов, которые все время проводят в секте, живут там; они полностью посвятили себя сектантской деятельности. В отличие от первого, этот круг уже, чем можно предположить: таких “полноставочных” сектантов сравнительно не так уж много, к тому же они часто перетекают из одной секты в другую. Почти все современные тоталитарные секты наносят более или менее тяжелые повреждения сознанию человека, и тот частично или полностью утрачивает навыки самостоятельной жизни. Нужен длительный период реабилитации, чтобы вывести человека из этого состояния, излечить, привести в норму, адаптировать социально. Многие люди, по той или иной причине оказавшись вне секты, которая их покалечила, не могут найти себе места в жизни, не знают, куда приложить свои силы: все социальные связи оборваны, принимать самостоятельные решения они разучились, а навыки, которыми обладали, утеряли. Этот феномен описан психологами. Скажем, человек приходит в секту в 20 лет. Через 20 лет он уходит оттуда, но эмоционально остается на том же уровне, на котором он был двадцать лет назад. А ведь на самом деле ему уже 40, все его сверстники — сложившиеся люди. Начинать жизнь заново слишком трудно, а то и вообще поздно. И вот, помыкавшись, бедняга попадает в другую секту. За счет подобного рода текучки между различными сектами количество сектантов кажется большим, чем оно есть на самом деле. У такой психологической зависимости механизмы те же самые, что и у зависимости наркотической, только наркотическая эйфория достигается за счет введения в кровь химических субстанций, а здесь действуют психологические приемы, но механизм тот же самый — вызывание у человека индуцированной (то есть наведенной) эйфории и выработка у него стойкой психологической зависимости от секты. Этого вполне можно добиться без всяких наркотиков, хотя справедливости ради нужно сказать, что некоторые секты, тем не менее, используют наркотические или психотропные вещества.
    Но не нужно и успокаивать себя относительно небольшими цифрами членов некоторых сект: дескать, мунитов у нас в стране всего-навсего пять тысяч, а нас, православных, — вон сколько! Пять тысяч мунитов — это пять тысяч бойцов. Это отборные полки, элита, состоящая, так сказать, из одних офицеров. Они беззаветно преданы лидеру секты, беспрекословно выполняют его приказания и все 24 часа в сутки отдают секте, как правило, получая за это лишь самые, мягко говоря, спартанские жилищные условия, скудную пищу и подержанную одежду. Много ли в нашей Церкви найдется таких людей?
    Самый широкий круг членов секты — третий: люди, отчасти затронутые сектой. В нашей стране к нему, наверное, принадлежит большинство населения. Это те солдаты, которые при необходимости смогут восполнить сектантские офицерские полки.
    Кто же эти люди? Это те, кто иногда похаживает на какие-нибудь лекции по йоге, а в случае болезни обращается к экстрасенсам и целителям, идет к гадалке, составляет гороскопы, может ходить на собрания одной секты, но зайти и на другие, послушать лекцию по эзотерике, почитать оккультную книжку и т. д. Это люди, которые создают фон, благоприятный для приживания секты, ту мутную оккультную среду, питательную для различного рода духовных извращений, в которой секты могут плодиться и размножаться. И нашу разъяснительную и просветительскую работу мы должны вести в первую очередь именно среди этого круга, чтобы не давать сектам возможности черпать оттуда новые “кадры”.

  12. 5. Сектантский “новояз”
    Чтобы понять, что такое тоталитарное сектантство, надо непременно прочесть книгу Джорджа Оруэлла “1984”. Этот талантливый роман написан в жанре антиутопии. Оруэлл описывает “идеальное” тоталитарное государство, беспощадно подавляющее индивидуальность своих граждан. На самом деле описанная в книге атмосфера — это прежде всего атмосфера внутрисектантской жизни. Сформулированные автором принципы порабощения и контролирования сознания и соответствующие механизмы, описанные в книге, — это то, что действует внутри секты.
    В числе прочего Оруэлл открыл такой закон: тот, кто контролирует язык человека, контролирует его сознание. Ведь, попав в любую секту, жертва начинает говорить на ее языке. В нашем случае это может быть и русский язык, но в нем происходит тонкая подмена понятий, когда ключевые слова приобретают другое значение, и адепт невольно начинает мыслить категориями секты. Наверное, те из вас, кто общался с членами той или иной секты, обращали внимание на особенность, которую можно назвать “эффектом магнитофона”, когда человек совершенно не воспринимает того, что вы говорите, и только отдельные ваши слова играют роль пальца, нажимающего на кнопку. Человек выхватывает какое-то одно слово, кнопка срабатывает, и он выдает соответствующий текст. То, что вы говорите дальше, проходит мимо его сознания, хотя вы и говорите с ним по-русски — на его родном языке. Он не может уже воспринимать вашей речи.
    Многие секты изобретают и сложный собственный язык. Например, сайентологи должны вызубрить многотомный словарь хаббардизмов (Л. Рон Хаббард — основатель сайентологии) и перейти на этот чудовищно безграмотный жаргон. Но даже в менее, так сказать, “лингвистически” направленных сектах, таких, например, как ЦХ (“Церковь Христа”), есть определенные термины на русском языке (они называются “загруженными терминами”), которые несут в себе совсем иную смысловую или эмоциональную нагрузку, чем та, которая изначально в них заложена. Скажем, здесь слово “традиционный” — плохое, оно как бы нажимает определенную кнопку в сознании сектантов, вызывая цепь определенных негативных ассоциаций. Умело манипулируя такими “загруженными терминами”, сектантский лидер добивается полной покорности и беспрекословного повиновения своей жертвы.
    Так, у мунитов малейшее сомнение в правильности слов или действий лидера любого уровня немедленно квалифицируется как “синдром. Каина и Авеля” (один из наиболее часто употребимых мунитских “загруженных терминов”) и, таким образом, подавляется в зародыше: мало кому хочется признать себя первоубийцей Каином. Еще более зловещими были “загруженные термины” в секте “Небесные врата”. Например, человеческие тела заранее дегуманизировались, будучи обозначенными словами “контейнер” и “оболочка”. А такие слова, как “покинуть планету” или “спасти собственную жизнь”, значили “совершить самоубийство”, поэтому когда пришло время и Эпплуайт объявил, что пора “сбрасывать оболочки” и “покидать планету”, никто из его адептов уже не воспринимал зловещего смысла сказанного и все безропотно последовали за ним.
    Итак, кто контролирует язык человека, тот контролирует и его сознание. Так получилось, что язык, на котором сегодня говорит наша страна, — это совсем не тот язык, на котором говорим мы с вами, члены Православной Церкви. На самом деле сектанты впереди нас — они говорят на том языке, который понятен большинству. Люди сейчас или не понимают таких простых слов, как, например, покаяние, грех, ересь, ответственность, благодать, догмат, святость, таинство, молитва, спасение и т. п., или вкладывают в них совершенно иной смысл.
    Зато если вы включите телевизор, то увидите, что по одной программе говорят о карме, по другой — об энергетике, по третьей — о космическом разуме, по четвертой — об открытии чакр, по пятой — о пробуждении кундалини, по шестой — о медитации. И когда приходит очередной Сёко Асахара и говорит, что он раскроет вам чакры, пробудит кундалини и научит самой эффективной технике медитации, эти слова падают на хорошо удобренную почву. А вот когда священник говорит, что нужно покаяться, нужно обратить взор внутрь себя, нужно молиться и участвовать в таинствах, — это непонятно, это намного труднее и далеко не так “комфортабельно”. В лучшем случае от современного человека можно услышать, что он любит зайти в храм, потому что там “энергетика хорошая” и он, дескать, там может “подзарядиться”. Но потом оказывается, что какой-нибудь Виссарион предлагает еще куда лучшую и намного более действенную энергетику — и наш ценитель духовности с радостью бежит к сибирскому “мессии”.
    Одна грандиозная попытка замены языка нам известна — большевики по существу перепахали и переделали весь русский язык. У Маршака есть стихотворение: любознательный пионер спрашивает у седоусого дедушки, что такое “городовой”, “царь”, “слуга”, “бог”, и тот отвечает, что да, были вот такие гадкие слова, но сейчас их нет, и какой ты счастливый, внучек, что тебе не нужно знать эти слова. Ну что ж, зато появились “Рабкрин”, “медсестра”, “зарплата”, “ВЦСПС”, “примкамера”, “жилплощадь”, “каналармеец”. На этом кошмарном жаргоне говорила целая страна, творили поэты, создавали свои романы писатели. Конечно, до конца уничтожить русский язык и вытравить из него все христианские слова и понятия большевикам не удалось. Но во многом они преуспели. Сейчас советской власти больше нет, но “пошел новый процесс”: сегодня один новояз успешно заменяется другим.
    В конце мы будем говорить о том, что объединяет все секты. Неоязыческое оккультное движение с английским названием “New Age” (“Нью эйдж”, “Новая эра”) тем или иным способом охватывает все современные тоталитарные секты. Есть определенный ньюэйджевский словарь, который встречается во всех наших СМИ: “глобальная деревня”, “космический корабль Земля”, “новое мышление” (подробно об этом написано в соответствующей главе этой книги) — все это ньюэйджевские термины, воспринимая которые, люди начинают мыслить соответствующими категориями. И эта глобальная атака на христианство куда более опасна, чем все предыдущие. [16]

    6. Истоки и происхождение тоталитарных сект
    Секты существуют столько же, сколько существует христианство. Из истории христианства мы знаем, что с самого начала бытия христианской Церкви стали появляться гностические секты, а затем монтанизм, манихейство и т. п. Сектантское искушение постоянно присутствовало в истории Церкви.
    В XX веке явилось такое не существовавшее ранее понятие, как тоталитаризм. Первоначально он явил себя в политической ипостаси, а затем возникли и религиозные секты, которые мы сейчас называем тоталитарными. Эти секты используют все новейшие технологии контролирования сознания, которые раньше попросту еще не были изобретены. При современных скоростях передвижения, технологических новшествах, обилии информации и умении манипулировать ею контролирование сознания принимает массовый и тотальный характер, что ранее было попросту недостижимо.
    Предтечами современных тоталитарных сект, вероятно, следует считать секты мормонов и иеговистов. Это секты-долгожители, они действуют и поныне (у нас в стране тоже). Их история во многом показательна; зная ее, можно с определенной долей вероятности предугадывать пути развития других, более молодых тоталитарных сект (если, конечно, им удастся прожить столь долгое время).
    Зарождение современных тоталитарных сект во многом было предуготовлено бесконечным процессом дробления постпротестантских деноминаций и сект, достигшим апогея в XIX в. Мормоны и “Свидетели Иеговы” являются реликтовыми продуктами именно этого феномена, как бы застывшими во времени их появления и становления. Но процессы дробления продолжались своим чередом, принося свои плоды: в массовом сознании сначала протестантских, а затем и римо-католических стран (приоритетной территории для миссионерско-прозелитических усилий нововозникающих сект) все больше разрушалось понятие традиционности в религии и укреплялись идеи приоритета личных психологических переживаний и ощущений над “церковностью”, “обрядовостью”, “клерикализмом” и проч. Так секты, возникающие на основании видений и откровений того или другого человека, стали восприниматься как нормальное, закономерное, терпимое, а то и положительное явление. Монорелигиозность начала восприниматься как постыдное явление темного прошлого. Эклектизм стал нормой в массовом сознании.
    Другой важной вехой в возникновении современного популярного религиозного мышления можно считать Всемирный Парламент Религий в Чикаго, который собрался в 1893 г. Он был организован оккультной сектой сведенборгиан при активном участии унитариев и Теософского общества, основанного нашей (увы!) соотечественницей Е. П. Блаватской. Идеологи Общества утверждали, что оно объединяет в себе все религии. Уже тогда в воздухе носились идеи объединения всех государств мира, которые воплотила после Первой мировой войны Лига Наций. Созвучной времени была и идея объединения различных религий. Требование единства мира было связано с религиозной и культурной унификацией. Оккультная теософская идеология и есть тот синтез, который западные интеллектуалы попытались создать между религиями Востока и Запада. Он и породил ту единую оккультную систему, с которой, как представляется, в той или иной степени соотносимы почти все современные тоталитарные секты. Как можно говорить (хотя бы в культурологическом смысле) о христианском мире, христианской культуре, христианской цивилизации, так же можно говорить и об оккультном мире, оккультной религии (religio occulta), к которой принадлежат почти все современные тоталитарные секты. Одной из их предтеч стала Елена Петровна Блаватская. О ней мы поговорим отдельно в главе, посвященной движению “Нью эйдж”.
    Давно витавшая в воздухе идея единства мира, к которой постепенно приближался Запад в результате развития техники и все большей интеграции национальных культур в единую цивилизацию, лучше всего была сформулирована на Востоке. Именно там идея о единстве всего сущего неизбежно порождала мысль о внутренней тождественности всех религий. Смешение самых различных верований уже давно стало характерной чертой Индии и Китая. Одним из первых, кто сформулировал принцип единства всех религий мира, был индийский жрец богини Кали [17] Рамакришна (1836-1886). “Бог один, отличаются лишь его имена, — говорил он, — одни называют его Аллахом, другие Богом, кто-то Брахманом, кто-то Кали, кто-то Кришной, Иисусом, Буддой” [18].
    Эту мысль на Парламенте Религий в Чикаго озвучил ученик Рамакришны — Свами Вивекананда. Вот его слова:
    “Если одна религия истинна, то все остальные тоже должны быть истинны. Так что религия Индии столь же ваша, как и моя. Мы, индусы, не просто терпимы, мы объединяем себя со всеми религиями, молясь в мечети с магометанином, поклоняясь огню с зороастрийцем и преклоняя колени перед крестом с христианином. Мы знаем, что все религии сходны и от простейшего фетишизма до самого высокого поклонения Абсолюту являются лишь попытками человеческого духа охватить и осознать Бесконечное. Поэтому мы собираем эти цветы и, связав их вместе нитью любви, создаем из них дивный букет богослужения”. [19]
    Итак, нам предлагается красивый, миролюбивый и терпимый синтез. Но насколько он возможен для честного, непредвзятого верующего? Это ложь, что все религии отличаются в мелочах и едины в главном. Религии могут быть сходными в мелочах, но принципиально различаться в главном. Какие-то техники исихазма могут походить на йоговские техники созерцания, но цели, к которым стремятся индийский аскет и афонский монах, — абсолютно противоположны. И, в конце концов, стремление объединить все существующие религии приводит лишь к созданию еще одной секты. Недалеко от Чикаго есть бахаистский храм, который имеет девять входов, соответствующих девяти крупнейшим религиям мира. Каждый из них ведет к единому алтарю, расположенному в центре зала. Заметим, к бахаистскому алтарю.
    Вернемся к истории. Какое-то время все эти проявления новой религиозности существовали во многом автономно друг от друга, не смешиваясь в массовом сознании. Постпротестантские секты продолжали дробиться; теософствующие интеллигенты создавали все новые и новые синтезы, индуизм оставался глубоко чуждым явлением для населения христианских стран; вуду, умбанда и прочие эклектические народные культы не практиковались вне своих этнических границ и своего весьма ограниченного социума.
    Лишь после Второй Мировой войны все эти и многие другие элементы начали активно взаимодействовать, влиять друг на друга и соединяться в самые причудливые комбинации. Важную роль тут сыграли и опыт тоталитарных стран, вкупе с опытом создания и построения радикальных (как правых, так и левых) политических партий и организаций и управления ими, и широкое распространение в западном обществе фрейдистского и постфрейдистского психоанализа, безусловно воспринявшего на себя в массовом сознании религиозный аспект. Голливудская кинопродукция, соединившая между собой культуры и континенты и создавшая свою, упрощенную и профанированную, синтетическую виртуальную реальность, скорее всего, и послужила необходимым катализатором для начала процесса зарождения невиданных ранее нео и псевдорелигиозных тоталитарных монстров и монстриков.

  13. 7. Коммерческие культы
    Каждая из сект, о которых мы будем говорить, представляет определенного рода синтез, у них всегда (за редким исключением) достаточно сложное, неоднозначное происхождение. Этот эклектический религиозный постмодернизм и есть плод того ложного синтеза, который начался в послевоенное время. Синтез искусственный, ранее никогда не существовавший и в конце концов убивающий настоящие религиозные чувства. Очень сложный вопрос: можно ли вообще такие секты называть религией? Слово религия происходит от латинского слова religare, что значит “восстанавливать связь”, то есть связь с Богом, но в сектах связь происходит всегда с лидером, с главарем секты, который фактически становится на место Бога, а для своих последователей фактически и есть Бог. Иногда в сектах об этом говорится прямо, иной раз косвенно — лидер объявляется “посланником Бога”, “величайшим пророком”, “мессией” и т. п. в зависимости от контекста, в котором существует учение секты. Но почти всегда лидер в глазах своих адептов фактически воспринимает на себя божественные функции и становится объектом божественного почитания. А кроме того, необходимо помнить и о коммерческой подоплеке, присутствующей практически в каждой тоталитарной секте.
    Но есть секты, в которых нет собственно религиозного учения, учения о Боге. Даже пользуясь понятием религии в самом широком смысле, в новом определении, сформулированном диаконом Андреем Кураевым, определившим религию как попытку преодоления смерти и установления связи с духовным миром, — даже в этом смысле ряд сект мы не сможем назвать религией. В них есть лишь культ благополучия и богатства и громкие, навязчивые обещания успеха, которые принесет вступление в организацию, компанию, клуб. Такие секты религиоведы называют коммерческими (или индустриальными) культами. Типичные примеры подобных сект — “Гербалайф”, “Эм-Уэй” (“Am-way”), “Ипсум” (“Ipsum”) Фабриса Керерве и другие подобные им организации, функционирующие по принципу пирамиды, или, как они сами это называют, “многоуровневого маркетинга”.
    Один из признаков пирамид — это то, что людям обещается прибыль не только (и не столько) от торговли, сколько от вербовки в организацию новых людей. Каждому члену обещается процент от всех продаж, совершенных теми, кого они приведут в организацию. И характерно, что одно из первых заданий, которое дается желающим поступить в коммерческий культ, — это составить список (с адресами и телефонами) всех знакомых, которых они могли бы попытаться привести в “фирму”.
    Итак, религиозного учения у таких сект, как правило, нет, [20] но методы их деятельности и контролирования сознания своих членов — совершенно сектантские. Чтобы не быть голословным, расскажу о своих впечатлениях о посещении собрания “Гербалайфа” в арендованном ими зале. Придя туда, вначале слышишь оглушительную музыку. Все приплясывают, подпрыгивают в такт, вместе скандируют. Психологи отмечают, что такая подготовка (разогрев) делает человека гораздо более внушаемым.
    В какой-то момент музыка резко смолкает, на сцену выходит человек и начинает говорить. Он говорит русскими словами, но совершенно не по-русски — с английскими интонациями и английским синтаксисом. И все “гербалайфовцы” на том собрании, выходя на сцену, говорили именно так, совершенно одинаково. При этом, как оказалось, никто из них не умел говорить по-английски. Говорили примерно следующее: “Здравствуйте, мы очень рады приветствовать вас тут, здесь. Как хорошо, что вы пришли, мы очень рады, что вы тут, здесь сегодня. Первый раз в жизни вы сделали правильный выбор! Мы поздравляем вас, что вы его сделали, показали мудрость и пришли к нам сюда. Это прекрасно, это потрясающе! Это ваш первый шаг на пути к успеху, здоровью и процветанию. Еще раз поздравляю вас!”
    Дальше начинается пересказ “Хороших новостей”, или “Евангелия от Гербалайф”: об американце Марке Хьюзе, мать которого была голливудской актрисой. Ей нужно было похудеть на 20 килограммов, и она потеряла эти 20 килограммов, сыграла свою роль, получила “Оскара”, но потом умерла, потому что диета была нета. И МаркХьюз, благородный человек, поклялся, что найдет средство, чтобы все могли худеть и не умирать. Он отправился в Гималаи, общался там с мудрецами и нашел некий продукт, который дает человеку силы, бодрость, здоровье — сразу все на свете. Вернувшись домой, он обнаружил там свою единственную бабушку при смерти: старушка едва могла открывать рот. Хьюз насыпал ей в рот немного своего средства, и на следующий день бабушка уже плясала польку и торговала этим средством по всему Лос-Анджелесу.
    “И вот, наконец, я рад, что вы уже приобщились к нашей избранной группе, несущей миру такое чудодейственное средство. Пусть встанут и подойдут ко мне те, кто может рассказать о происшедших с ними чудесных, восхитительных, потрясающих переменах”.
    И тут на сцену начинают один за другим выходить люди. Это очень похоже на то, как выступа ют люди на сектантских харизматическо-евангелических сборищах: я был таким страшным грешником, но теперь я святой. Выступления гербалайфовцев строились приблизительно так: “У меня был туберкулез (или язва, или половина печени отрезана), гайморит, радикулит и инфаркт миокарда, а сейчас я начал принимать Продукт, принимаю его три недели — и посмотрите, какой я! Я уже абсолютно здоров! Кроме того, я стал в три раза умнее и энергичнее прежнего! Наконец-то у меня началась абсолютно новая жизнь! И все это благодаря Продукту!” Человек говорит все громче, подпрыгивает, приплясывает, а один из них даже завопил, воздымая руки кверху: “Спасибо тебе. Продукт! Ты изменил мою жизнь. Это здорово! Это великолепно! Это потрясающе!”
    Все признаки секты здесь присутствуют: замкнутый круг, собственный язык (сектантский жаргон), отрыв от всего внешнего мира, черно-белое восприятие действительности, чувство избранности и элитизм, чувство некоего спасительного знания, чувство миссии, которую они несут миру. У гербалайфовцев даже есть лозунг: “Our mission is nutrition!” (“Наша миссия — питание!”). Для таких организаций характерно и изменение системы ценностей, когда признаются только ценности внутригрупповые.
    Все эти методы объясняются очень просто: “Гербалайф” — коммерческая организация, построенная по типу пирамиды, в которой богатеет только самая верхушка — весьма ограниченное число людей. Как привлекать и держать остальных? Есть некий препарат, при помощи которого человек то ли похудеет, то ли нет. Его содержания мы не знаем. Можно предположить, что, как и во многих подобных средствах, в нем содержится ряд амфетаминов, далеко не безвредных субстанций, убыстряющих обмен веществ (и могущих вызывать привыкание). Человек купил гербалайфовские препараты, похудел или наоборот — не похудел. А дальше что? Дальше он может узнать, что продукт, оказывающий по меньшей мере такой же эффект, но произведенный лицензированной фирмой, продается в магазине и стоит подешевле “Гербалайфа”.
    Но фирма, предвидя этот этап, предупреждает, что помимо похудения и улучшения здоровья, человек может стать сказочно богатым, если будет распространять “Гербалайф”. Он будет зарабатывать, сам торгуя “продуктом”, но — главное — он будет получать процент от каждой продажи, совершенной завербованными им новыми “дистрибьюторами” (распространителями) “Гербалайфа”. Так потенциальные клиенты покупаются на пирамидальную приманку.
    Человек покупает “продукт”, поначалу продает его всем своим знакомым и родственникам (потому что его нужно покупать за свои деньги, а потом уже перепродавать), ну а потом? Вся квартира завалена гербалайфом — куда его девать?
    И тут включается третий элемент: ладно, вы не похудели и не разбогатели, но зато вы член замечательной организации избранных, которая несет миру просвещение и освобождение. То есть вместо здоровья и богатства подсовывается идеология. Более того, уверяют вас, разбогатеть вы можете, только если искренне верите в уникальность фирмы и чудодейственность продукта. Тогда у вас все получится. Вот видите, как все замечательно получается у вашего коллеги? Если пока не выходит у вас, так это вы сами виноваты. Вложите больше веры, больше денег, больше труда в распространение продукта — и тогда ваши усилия будут вознаграждены. Но отдать нужно всего себя без остатка. Ведь вначале вам удавалось хорошо распространять продукт и зарабатывать? — Это потому, что у вас была мотивация, а сейчас вы ее утратили. Предлагаем вам записаться на курсы (семинары) по повышению мотивации. Конечно, за курсы вам придется немного заплатить, но зато вы вскоре начнете зарабатывать так много, что все ваши затраты окупятся с лихвой. Ведь вы уже так близки к богатству и процветанию... Неужели, уже практически держа птицу счастья в своих руках, вы ее отпустите?
    Приблизительно так учат “Дистрибьюторов” продуктов, распространяемых коммерческими культами. Посещение этих курсов или семинаров несколько раз в неделю — одно из необходимых условий членства в секте. При помощи таких семинаров коммерческим культам удается контролировать сознание своих членов, и выходит, что если вначале человек покупает “продукт” с идеологической нагрузкой, то в конце концов он уже платит деньги за идеологию в чистом виде. В этом смысле наинагляднейшим примером коммерческого культа является сайентология, никогда ничем кроме идеологической нагрузки не торговавшая.
    И, наконец, нужно помнить о существовании такого общечеловеческого свойства: чем больше люди вложили куда-то материальных средств, сил и здоровья, тем труднее им оттуда уйти. Так было, например, с МММ, с Мавроди, который всех жестоко обманул и облапошил, а потом его выбрали депутатом. Трудно признаться человеку, что он совершил глупость. Все, что он вложил в организацию, держит его в ней.
    Или, например, так было, когда основатель адвентизма американец Уильям Миллер объявил, что в 1844 г. произойдет второе пришествие Христа и конец света, и многие люди поверили ему. Они перестали пахать, сеять и в указанный день собрались в белых одеждах на горе в указанном месте. После бессонной ночи все увидели, что пришествия Христа не случилось, конца света не произошло. Казалось бы, все: конец адвентизму. Ничего подобного: несколько человек отошло, а оставшиеся стали придумывать объяснения, почему столь несомненно и абсолютно истинное пророчество не сбылось. Объяснение вскоре было найдено (было бы желание), и вера последователей Миллера лишь укрепилась. [21]
    И в этом случае мы видим тот же самый феномен: слишком много было вложено, трудно отказаться. “Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше” (Мф6:21).
    В завершение этой истории стоит добавить, что в 2000 г. глава многомиллиардной империи “Гербалайф” Марк Хьюз скоропостижно скончался в цветущем возрасте 44-х лет. Его тело было найдено в принадлежащем ему роскошном калифорнийском особняке. Вскрытие показало, что смерть наступила от слишком большой дозы снотворного и алкоголя, которым основатель коммерческого культа злоупотреблял. Чудо-продукт “Гербалайф” не помог своему изобретателю...

  14. 2. Гуруизм, организация, метод, “эзотерический разрыв”
    Христианские западные сектоведы [3] выделяют следующие четыре основных признака тоталитарных сект.
    1) Наличие гуру (лидера); “гуруизм”.
    Если религия (в ее подлинном смысле) характеризуется стремлением к связи с Богом, то в секте все начинается с лидера и им же заканчивается, все зацикливается на нем. Никакой связи с Богом (каким сектанты его себе представляют) помимо лидера в секте нет и быть не может. Такую роль играет гуру почти в каждой секте. Очень многие секты со смертью гуру распадаются, а если этого не происходит, то либо в них появляется гуру-наследник (вспомним: “Сталин — это Ленин сегодня”), либо сама организация принимает на себя его роль. С ростом организации у гуру появляется множество помощников, “приближенных лиц”, которые играют роль “маленьких гуру” для рядовых сектантов. Они подражают гуру, а сектанты — им. Такая пирамидальная структура обеспечивает жесткость контроля и единообразие в организации.
    Чтобы не быть голословным, приведу цитату о роли гуру из программной кришнаитской книги. Нижеследущие слова говорит ученик, лежа пластом у ног гуру и уткнувшись лицом в его ступни:
    Ты — это мое духовное солнце, а я — ничтожная искра Твоего сияния; Ты — мой Господь, а я — Твой слуга навечно. Нектар Твоих лотосных стоп опьяняет все мои чувства, и я полагаюсь лишь на беспредельную сладость Твоего Святого Имени. Что я, падший, могу сказать по своему собственному разумению? Я здесь лишь для того, чтобы исполнять Твою волю. Я испытываю великое удовлетворение, произнося слова, которые Ты вложишь мне в уста. При этом я даже не буду задумываться над тем, правильны они или нет (курсив мой. — А. Д.). [4]
    Последняя фраза весьма характерна: в отличие от православных канонов, подчеркивающих, что послушание должно быть сознательным и кончаться там, где начинается грех, ересь или любой отход от церковного учения или практики, секта ставит за образец слепое повиновение гуру и поклонение ему как богу, что принципиально отлично от православного духовного руководства, которое всегда стремится вести пасомого к Господу, помочь ему в деле спасения души, приуготовления ее к жизни вечной. Для контраста напомню вам высказывание основателя кришнаизма Бхактиведанты Свами Прабхупады: “Если у вас есть проблемы с Богом, помочь вам может только гуру. Если же у вас есть проблемы с гуру, помочь вам уже не может ни кто”.
    Между тем стремление обрести Бога близкого, понятного, видимого и ощутимого, который взял бы на себя непосильное бремя свободы и ежечасного и ежеминутного выбора, безусловно, является одним из главных искушений падшего человечества. В этом смысле необходимо подчеркнуть, что сектантские настроения совсем необязательно присущи только лишь членам сектантских организаций: с ними можно вполне столкнуться и в окружении поп-звезды, и в рабочем коллективе, и даже в православном приходе.
    Когда дама из одной так называемой “реформистской”, “прогрессивномиссионерской” общины заявляет: “Не знаю никаких епископов; знаю моего батюшку — отца Георгия, — и больше мне никого не нужно”, — мы с грустью вынуждены констатировать, что сталкиваемся с вполне конкретным проявлением сектантского менталитета. На нем же основан и такой довольно распространенный в сегодняшней церковной жизни феномен, как “младостарчество”. Но, конечно, в нашей Церкви все эти извращения и злоупотребления — периферийные явления, осуждаемые канонами и священноначалием, а в тоталитарных сектах они являются нормой и образцом и составляют саму основу их существования.
    В этом смысле изучение сектантских теории и практики может быть полезным и для нас самих: зная их, мы лучше сможем диагностировать те извращения и злоупотребления, которые проникают из мира сего и в Православную Церковь.
    2) Организация.
    Сектантская организация — это не религиозная организация в том виде, как мы обычно привыкли ее себе представлять. Если ее с чем-то сравнивать, то больше всего она похожа на мафию или на кадровую партию ленинского типа — сжатую “в один громящий кулак”, с железной дисциплиной и беспрекословным подчинением, с совершенно определенной нацеленностью на захват ключевых позиций (почта, телефон, телеграф и т. д. — в данном случае в переносном смысле) для овладения сначала одной страной, а затем и всем миром.
    Заметим, что тоталитаризм религиозный является одной из составляющих тоталитаризма политического. Оккультные корни немецкого нацизма вряд ли для кого-нибудь сегодня являются секретом; из ряда публикаций в последние годы мы многое узнали о связях большевиков с Рерихами и другими оккультными учителями и группами. Пока нам еще довольно мало достоверно известно о темной фигуре эзотерического оккультного гуру Георгия Гурджиева, [5] который, по всей видимости, был связан и с нацистами, и с коммунистами (во всяком случае, сам он частенько хвастался, что дирижирует и Гитлером, и Сталиным).
    Эти две тоталитарные секты — нацистская и ленинистская — добились власти. Подавляющее большинство тоталитарных сект, действующих в нашей стране, не менее активно, чем нацисты и коммунисты, стремятся к тоталитарному контролю над миром, к мировому господству. Практически у каждой в той или иной степени есть планы захвата власти над миром, как это невероятно ни звучит, есть и некоторая схема идеального порядка, который они намерены установить в случае своего прихода к власти.
    Почти ни одна из тоталитарных сект не считает своей главной целью ту вербовку на улицах, которую мы все видим. Эта вербовка необходима сектам в первую очередь для того, чтобы занимать время молодых адептов и канализировать их энергию. Руководство каждой данной секты хорошо представляет себе, что уличная вербовка не принесет им глобального прорыва в увеличении численности адептов. Поэтому главной целью сект является заполнение тех влиятельных позиций, которые помогут им навязать свою организацию, свое вероучение области, стране, миру.
    Россия сейчас представляет собой классический пример того, как могут работать сектанты в чрезвычайно благоприятных для них условиях. Похоже, существует негласный договор между ведущими сектами (мунитами, сайентологами, кришнаитами, иеговистами и др.) о разделении сфер влияния: скажем, муниты работают в области образования, сайентологи рвутся в военную промышленность и административные структуры, кришнаиты налаживают связи с пищевой и фармацевтической промышленностью, “Церковь Христа” действует среди молодежи в технических вузах и техникумах и т. п. Каждая секта стремится к завоеванию командных постов. Если сайентологи подчиняют себе директора фабрики, то все рабочие оказываются в их распоряжении: сверху легче насаждать свою систему. Если муниты обращают учительницу, то она ведет к ним весь класс. Французская телевизионная группа, посетившая одну из московских школ, сняла репортаж о мунитской учительнице, с наивной гордостью сообщившей, что из 60 учеников после года работы с ними 20 стали регулярно ходить на молитвенные собрания “Церкви объединения”.
    Представляется, что жесткая пирамидальная структура большинства тоталитарных сект является инфернальной пародией на нормальный для христианской Церкви принцип иерархизма, а их стремление к мировому господству— на христианский универсализм.
    3) Метод.
    Метод—это то, что делает лидера лидером. Это то его изобретение, с которым он начинает покорение мира. Метод должен быть простым, доходчивым, всеобъемлющим, но при этом ключи от него должны всегда находиться в руках у гуру или организации. До конца этот метод всегда непередаваем, вне организации его применять нельзя, вне организации он неприменим и невоспроизводим.
    Что касается простоты и доходчивости, то здесь все понятно: мы живем в век инструкций, в которых все расписано. Например, человек покупает пакетик, открывает его, высыпает его содержимое в стакан, наливает туда воды и пьет: “Райское наслаждение!” Это называется “тайна”: “Просто добавь воды”. Можно говорить и о “растворимой религиозности”. Любая секта предлагает такие же простые инструкции, такой же простой рецепт: придите к нам, мы вас научим делать то-то и то-то, и вы достигнете. Чего? Вот тут-то и начинается метод любой секты, его всеобъемлющесть. Возьмите любую сектантскую листовку и вы прочтете (как это было, например, у “Аум Синрикё”), что членство в секте улучшает здоровье, повышает интеллект, приносит удачу, учит левитировать (летать по воздуху), входить в состояние невероятного блаженства, достигать спасения и т. д., и т. п.
    Другой характерный пример. Многие слышали о секте под названием “Трансцендентальная медитация”. (ТМ). У них в подмосковном Щелково, а также в Омске, в Иркутске (и, по всей видимости, в других местах) есть заводы, где они выпекают идоложертвенное печенье и прочие кондитерские изделия, которые люди едят, ни о чем не подозревая. Реклама принадлежащего секте “Университета Махариши” широко публикуется в отечественных СМИ.
    Итак, представители секты говорят, что не имеют отношения к религии, что трансцендентальная медитация — это научно доказанный метод, демонстрируют множество графиков и схем (что в России имеет особенно большой успех) и учат говорить определенную мантру — слог или пару слогов — по 20 минут утром и вечером. От этого, как вам обещают, вы, опять же, получите все: улучшится здоровье, повысятся умственные способности, придет успех по службе. Если на каждом предприятии 20 процентов тружеников будут медитировать утром и вечером, то выпуск продукции повысится во много раз. Если будет медитировать 10-15 процентов городского населения, то исчезнет преступность и начнется процветание, а если медитация распространится на всю страну, то у нее будут такие непобедимые вооруженные силы, что никто никогда не нападет, а уж если весь мир будет медитировать, то воцарятся вечный мир и согласие... Как видите, обещаемый сектой метод обнимает абсолютно все...
    В качестве исторического курьеза приведем несколько примеров “положительного” воздействия ТМ. Когда секта обосновалась на Филиппинах, то сначала там произошло катастрофическое извержение вулкана, а потом свергли президента Маркоса. Когда “Трансцендентальная медитация” утвердилась в Иране, там произошла революция, свергли шаха и возникла “исламская республика”, немедленно ТМ закрывшая.
    Сайентологический метод тоже поначалу кажется очень простым. По учению Хаббарда, во время жизни на нашу душу накладываются некие отрицательные отпечатки — энграммы. Они-то и есть источник всех наших неприятностей в жизни: простудился — значит, действует какая-то энграмма, болит позвоночник — тоже энграмма, какое-нибудь бессознательное неприятное впечатление; поссорился с женой — тоже энграмма. И так бесконечно. Эти энграммы нужно стереть, и человек будет настоящим суперменом, к нему придут успех, здоровье, невероятные физические силы — все, что хотите.
    Ключ от метода остается в руках секты. Вы записываетесь на первый курс, который стоит, к примеру, 70 долларов, и проходите его, но, оказывается, до обещанных результатов еще далеко. Вам говорят: но это же только начало, а самое интересное — на втором курсе, который тоже стоит соответствующую сумму. Потом — третий курс, четвертый, пятый, и каждый из них — далеко не бесплатный (более подробно об этом в главе шестой). То есть получается что-то вроде постоянно висящей перед носом у ослика морковки, за которой надо все время бежать, но ухватить которую невозможно. Становится обидно: осталось еще чуть-чуть помедитировать или пройти еще один курс, или привести в группу еще столько-то последователей — ведь столько уже пройдено... Неужели я, уже так много вложив, брошу это дело перед самым финишем, когда я смогу обрести все? При помощи такого метода вас крепко держат на крючке.

  15. 4) “Эзотерический разрыв”.
    При поступлении в секту, при вербовке человеку никогда не сообщается об истинном содержании учения секты, о том, что будет потом. Скажем, “Трансцендентальная медитация” проводит абсолютно бесплатную вводную лекцию о своем “научном методе”, не связанном с религией. Потом оказывается, что нужно записаться на платные курсы. Человек платит, и ему говорят, что нужно прийти в определенное место и принести с собой белый платочек, какой-нибудь круглый фрукт (типа яблока или апельсина) и цветок. Человек приходит и приносит все это. Его проводят в темную комнату, где сооружено нечто вроде алтаря, на котором стоит портрет индийского гуру, горят свечи. У приглашенного берут платок, расстилают перед портретом, кладут на него фрукт, в руках он держит цветочек. Инструктор говорит, что сейчас начнется небольшая этническая церемония, связанная с народным индийским фольклором — ведь гуру родом из Индии, — и начинает читать текст на санскрите, который вновь пришедший, естественно, не понимает. Этот текст — молитва, обращенная к гуру. То, что человек принес, — жертвоприношение гуру. Таким образом, он, сам того не зная, принимает участие в идолопоклонническом жертвоприношении.
    В каждой религиозной традиции есть определенная молитвенная поза: католики складывают руки ладонями перед собой, православные священники воздевают руки горе, индусы же молятся, держа в руках цветочек. Но об этом новопришедшему никто ничего не говорит, и он, не осознавая того, что делает, стоит в соответствующей молитвенной позе, принимая таким образом участие в молитве перед идолом. Потом инструктор преклоняет колени и говорит: “Подойдите ко мне, я скажу вам вашу личную мантру, которой ни у кого, кроме вас, не будет”. Человек наклоняется к нему, и инструктор тихо-тихо шепчет слово, так тихо, что пришедшему приходится стать рядом с ним на колени и буквально прижаться ухом к его губам...
    Новому адепту сообщают мантру (слог) и говорят, что это страшная тайна, и если он произнесет ее в присутствии других людей, произойдет какая-нибудь страшная катастрофа. То есть людей держат в секте посредством страха и начинают с того, что запугивают их. Но до того, как они сюда придут, их ведь ни о чем не предупреждали... Это и есть пример “эзотерического разрыва”, то есть по существу лжи, когда говорится и обещается одно, а на деле получается совсем другое (более подробно об этом см. гл. 10).
    Что касается мантр, то самое смешное в том, что ничего секретного в них нет: они даются по определенной таблице, в зависимости от возраста вступления в секту. На адепта очень хорошо действует, если у него спросить, в каком возрасте пришел в секту, а затем вслух, громко произнести его мантру. Часто сектанты от этого впадали в шок: оказывается, то, что они считали страшным секретом, является общим достоянием.
    “Эзотерический разрыв” присутствует и в мунитской вербовке. Муниты, обращаясь к людям на улицах, как правило, говорят, что являются не религиозной, а молодежной студенческой организацией. Главное для них — затащить вас на двухдневный семинар, чтобы оставить и на третий, и на четвертый день и вообще удержать как можно дольше. Вы знакомитесь с мунитом (в главе седьмой сказано, как это происходит), и этот симпатичный человек приглашает вас на загородный семинар в хорошем месте, в приятную компанию таких же приятных молодых людей, как и он. Они скажут вам, что являются молодыми идеалистами и просто собираются, чтобы поговорить о разных вещах — о том как лучше устроить мир, как помочь всем нуждающимся и бедствующим, как укрепить семьи и т. д.
    Попав на семинар, человек вначале действительно ничего не слышит о религии как таковой – только бесконечный поток общих фраз. Но вот среди них проскальзывают туманные упоминания о людях, которые проповедуют нечто достойнее, и о том, что эти люди часто бывают нетрадиционными, а мы враждебно относимся ко всему, что нам кажется нетрадиционным, мы привыкли к старым ценностям и зачастую бездумно держимся за них. Но если взглянуть свежим взглядом, то может оказаться, что этого-то нам как раз и не хватало. Поэтому не лучше ли отказаться от всего старого, чтобы лучше воспринять новое, свежее, разумное...
    А дальше возможны варианты. Сейчас, когда имя Муна слишком хорошо всем известно, сектантские вербовщики обычно стараются, чтобы новоиспеченный адепт как можно дольше не догадывался, что он попал к мунитам. А вот пока в нашей стране еще никто толком не знал про Муна, действовал следующий поэтапный метод: сектанты как бы случайно проговаривались, что есть замечательный проповедник Мун, христианин, который обращается ко всем, потом, если человек проглатывал эту наживку и его убеждали остаться на следующий (уже пятидневный) семинар, ему постепенно, вначале через намеки, а потом и более явно открывали, что, собственно, преподобный Мун — не просто проповедник. Он реформатор, он хочет изменить мир, Реформировать некоторые устаревшие вещи в христианстве.
    Положим,человек “проглатывал” и это. Тогда его убеждали остаться на двухнедельна и семинар, где осторожненько, исподволь сообщали, что преподобный Мун — больше, чем реформатор: он пророк. Например, как Илия или Елисей. Он родился на Востоке, как об этом уже было предсказано в Писании. На месячном семинаре новоиспеченный адепт уже слышал слово “мессия”. Ему говорили: “Что такое “мессия”? Ну вот, Христос был Мессия — ну и что? Он общался с разным сбродом, ездил на ослике, был бедным и в конце концов позволил Себя распять. А настоящий-то мессия должен ездить на “мерседесе”, летать на “боинге”, встречаться с президентами!” Тут и возникает фигура Муна во всем его величии, но человек к тому времени уже настолько отвык от критического мышления, что он не способен здраво к этому отнестись. Это и есть “эзотерический разрыв”: вас приглашали в одну организацию, но оказались вы совсем в другой.
    То же самое происходит и у сайентологов. Клиент проходит все эти аудитинги для вычищения своих энграмм, он вспоминает все, что только можно вспомнить за всю жизнь (причем его уверяют, что организация эта не религиозная, а психологическая). Но блаженной ясности и чистоты так и не наступает, и тут сайентологи говорят: “Но ведь когда ваша мать была вами беременна, вон сколько у вас было болезненных впечатлений. Давайте вспоминать!” И человек начинает “вспоминать”, что с ним происходило, покуда он был во чреве матери. Затем ему говорят: “А момент зачатия? Ужасно болезненная вещь! Вспоминайте”. Он “вспоминает”. И наконец ему сообщают: “А в прошлой жизни что было? Вы же тетан (это сайентологическое слово пишется через “е” и произносится с ударением на первом слоге) и в бесконечном количестве прошлых жизней воплощались в разные тела. Вспоминайте!” Оказывается, если у вас болит шея, то болит она потому, что в прошлой жизни вас повесили...
    Но вот вы вспомнили все, заплатили (допустим) много сотен тысяч долларов и дошли до строго секретных элитарных курсов действующих тетанов (в них на сегодняшний момент восемь степеней и разрабатываются новые). “Возросшим” до третьей степени сообщают, что много миллионов лет в нашей галактике существовала мощная межпланетная цивилизация. Ее властитель злой князь Ксену связал всех тетанов пучками, поместил их в вулканы на землю, взорвал ядерными бомбами, на внушал им всякие вредные энграммы. И хотя сайентологи для новоначальных утверждают, что можно исповедовать любую религию, в том числе и Православие, и быть сайентологом, но одной из вредных энграмм, от которых нужно избавиться, оказывается христианство. Пучки тетанов живут сейчас в каждом теле, поэтому, чтобы очиститься, нужно изгонять из себя миллионы тетанов, но не всех сразу, а одного за другим...
    А вот на восьмом уровне действующих тетанов вам прочтут письмо Хаббарда, [6] где он говорит, что является Антихристом, и если мы сможем достичь цели и отклировать всю планету (от английского “clear” —“чистый”), то высадка злобных инопланетян, которая в Библии называется Вторым пришествием, будет предотвращена (более подробно об этом см. в гл. 6). Тогда то сайентологи и узнают, что лучики, исходящие от сайентологического креста, на самом деле не лучики, а перечеркнутый Крест. Но все это — потом, когда ничего первоначально не подозревавший человек увязнет достаточно глубоко. Это еще одна иллюстрация того, что называется “эзотерическим разрывом”.
    Люди, которые вербуют на улицах, лгут вполне сознательно, но, как они считают, делают это во благо вам. Это то, что сам Мун назвал “небесным обманом”.. Чтобы вы дали деньги мунитам, вас обманут: скажут, к примеру, что деньги пойдут на помощь голодающим Африки, или еще что-нибудь в этом роде. На самом деле деньги ваши будут переданы организации Муна и никуда более. Но тот, кто обманом выманил у вас деньги, пребывает в уверенности, что благодаря ему вы таким образом заработали себе шанс на спасение, так что вам полезно, что вас обманули. А если обманом удастся затащить вас в организацию — тем лучше для вас.
    Многие бывшие члены секты рассказывают, что поначалу возмущались, в конце концов обнаружив этот обман: почему же вы скрывали, что являетесь мунитами? Им отвечали: “Но это для вашей же пользы. У вас были промыты мозги (например, злокозненной прессой), и вы совершенно не были способны воспринимать информацию. Теперь-то вы понимаете, что мы сделали все для вашей пользы?” На самом деле в этой выспренной тираде только один смысл: цель оправдывает средства.

Похожие темы

  1. Помогите! Секта "Ашрам Шамбала"
    от колибри в разделе Вопросы со стороны
    Ответов: 48
    Последнее сообщение: 03.10.2012, 09:19
  2. Ответов: 1
    Последнее сообщение: 19.04.2009, 08:00
  3. Тоталитарные секты в интернете
    от иВАн ПомидоровЪ в разделе Беседка (Офф-топик)
    Ответов: 5
    Последнее сообщение: 11.03.2008, 11:04
  4. Россия депортировала в Китай Ма Хуэй и ее 8-летнюю дочь
    от ija в разделе Новости : События в Мире
    Ответов: 50
    Последнее сообщение: 14.08.2007, 16:02

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •